Исполняется год погромам и убийствам узбеков в южной Киргизии. Что произошло в Оше и Джалал-Абаде, что ждет киргизских узбеков в будущем - в интервью руководителя Экспертной рабочей группы (ЭРГ) Сухроба Исмаилова.

«Узбеки ни в чем не виновны!»

Uznews.Net: Сухроб, ЭРГ специально занималась изучением конфликта в Киргизии, активно принимало участие в «Ошской инициативе», а теперь - в «Институте Алишера Навои», правозащитных организациях, призванных наладить мирную жизнь в этой стране. Что, на ваш взгляд, произошло на юге Киргизии год назад?

- Оценивая кровавые события на юге этой страны, одни аналитики говорят о межэтническом конфликте, другие называют некую третью силу. Но я лично считаю, что тогда произошли погромы среди узбекского населения, организованные группой киргизских нацистов и политиков.

Нет ни одного доказательства того, что узбеки на юге Киргизии готовились к атаке против киргизского населения, они только защищали свою жизнь.

При этом хочу особо подчеркнуть, что, когда речь идет о погромах, мы рассматриваем в качестве погромщиков не весь киргизский народ, а отдельных люмпенизированных киргизов, поддавшихся на призыв к безнаказанному насилию и грабежу.

Отунбаева и руководители стран ШОС заранее знали о погромах

- Что вы можете сказать о позиции властей Киргизии в то время?


- На юге Киргизии еще за два месяца до конфликта многим было ясно, что готовится масштабная кровавая акция. Об этом лидеры узбекских общин неоднократно извещали главу киргизского правительства Розу Отумбаеву.

Так что, правительство прекрасно обо всем знало, но не выполнило конституционных обязательств по защите своих граждан, к какой бы национальности они ни принадлежали, и несет полную ответственность за молчаливое согласие с проведением кровавых погромов среди узбеков.

- Начало событий в Оше совпало с проведением саммита ШОС в Ташкенте. Как Вы расцениваете реакцию стран, входящих в ШОС, и международного сообщества в целом?


- Я больше чем уверен, что руководства государств-членов ШОС было прекрасно информировано о предстоящих погромах среди узбеков. Если это знали правозащитники, то, тем более, это было известно спецслужбам сопредельных государств, имеющим несравненно большие возможности для получения информации.

Иное дело, что у каждого государства есть свои геополитические интересы. И эти интересы определили сдержанную позицию России и других государств. Лично я считаю эту позицию позорной - лидерам государств международного сообщества должно быть стыдно, что они позволили допустить массовые насилия над беззащитными стариками, женщинами и детьми.

Позиция Каримова была позорной

- А что вы можете сказать о позиции властей Узбекистана?

- Хотя Узбекистан открыл тогда границу для более 100 тысяч беженцев, его руководство также осталось верно геополитическим интересам. Тогда Ислам Каримов заявил, что считает происходящее внутренним делом Киргизии.

В то же время, речь шла об уничтожении узбеков, являющихся титульной нацией в Узбекистане. Думаю, если бы руководство Узбекистана хотя бы на дипломатическом уровне проявило больше активности, это бы возымело какой-то эффект. Так что расцениваю его позицию тоже как позорную. 

Так на чьей стороне правительство Киргизии сейчас?

- Что вы думаете о поведении киргизских властей на сегодняшний момент?

- Правительству Киргизии сейчас очень выгодно перейти к примирению, поэтому там даже приступили к выработке концепции межэтнической толерантности, рекомендованной Международной комиссией. Но далеко не все в Киргизии разделяют такую позицию.

В результате, в этой стране возник парадокс. С одной стороны, правительство пытается осуществить рекомендации Международной комиссии, с другой, парламент категорически не признает выводов этой комиссии и даже запретил въезд в Киргизию ее руководителю. 

В то же время, как парламент, так и правительство Киргизии категорически против объективного расследования событий, происшедших год назад. И по-прежнему главными обвиняемыми и осужденными продолжают оставаться представители узбекской национальности.

Вместе с тем, первым действенным шагом к стабилизации обстановки могло бы послужить освобождение узбекских лидеров и других узбеков, арестованных по сфальсифицированным обвинениям. В ином случае примирение просто невозможно.

Чего ждать в недалеком будущем?

- На ваш взгляд, наступил ли в Киргизии мир или это затишье перед бурей?


- Я считаю, что нынешняя власть в Киргизии не является сильной, она не может призвать неправительственный и частный сектора, неформальные группы к порядку. Это, соответственно, ретранслируется на положение национальных меньшинств, которые не чувствуют поддержки властей и закона.

В результате, после июньских событий прошлого года мы наблюдаем, что националистические выпады – как словесные, так и физические – на юге Киргизии только усилились. Пока правительство не предпримет решительных шагов для предотвращения межэтнических конфликтов, вероятность новой вспышки насилия остается довольно высокой.   

- Что в этой ситуации может и в силах сделать Узбекистан?

- Я считаю, что у Узбекистана до сих пор остаются возможности влияния на ситуацию на дипломатическом уровне. Он может наиболее эффективно поднимать вопросы, выявленные Международной комиссией, требовать наказания истинных виновников трагедии.

Здесь, конечно, возникает некоторая парадоксальность ситуации: киргизская сторона в качестве аргумента может легко сослаться на отказ Узбекистана допустить международные организации к расследованию событий 2005 года в Андижане.

Но я думаю, что, несмотря на это, Узбекистан все равно должен добиваться каких-то реальных шагов от правительства Киргизии, в частности, освобождения невинно осужденных узбеков. Для этого можно задействовать многие политические механизмы...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.