Исламский банкинг медленными темпами внедряется в Киргизии. Но первое брокерское агентство страны, организованное по исламским принципам, уже меняет представление о финансовой системе рядовых жителей республики – как верующих, так и не очень.

Агентство «Муслим», располагающееся в Бишкеке на территории ТК «Мадина», занимается поиском инвесторов для предприятий малого и среднего бизнеса, осуществляющих деятельность по законам шариата. Кроме того, агентство выполняет функции по набору персонала, подбирая и даже создавая рабочие места для верующих. «Некоторые [мусульмане] хотят работать водителями, но не могут перевозить алкогольную продукцию, – говорит исполнительный директор агентства «Муслим» Диляр Турдиев, поясняя причины создания рабочих мест. – Человеку, придерживающемуся мусульманских традиций, трудно найти работу».

Семьдесят пять процентов жителей Киргизии причисляют себя к мусульманам, хотя многие и не соблюдают религиозных обрядов. Сегодня одни задаются вопросом, как заработать себе на жизнь, живя по религиозным законам. Другие ищут альтернативные способы вложения денег, глядя с опаской на превратности западной финансовой системы.

В исламской финансовой системе инвесторы не могут поддерживать компании, специализирующиеся на спиртосодержащих продуктах или свинине, которые запрещены в исламе. Более того, исламские банки не могут начислять проценты по ссудам, вместо этого они сами приобретают определенные продукты и инвестируют в них, а после продают их клиентам уже с прибылью для себя. Приверженцы исламской финансовой системы утверждают, что такая практика повышает прозрачность работы и объединяет банки с их клиентами, которые либо вместе получают прибыль, либо вместе теряют деньги.

Агентство «Муслим», открывшее свои двери 8 марта, работает для простых граждан, отмечает Диляр Турдиев. Так, например, агентство поддерживает в Бишкеке малое предприятие, где три работницы в исламских хиджабах – редкое явление в Киргизии – шьют недорогую исламскую одежду. Выдержанные в привычных для Центральной Азии традициях, их произведения изготавливаются из тканей голубого, зеленого и черного цветов. Предприятие уже привлекло внимание казахстанских предпринимателей, заинтересованных в сбыте таких товаров на широком рынке.

Исламский банкинг сталкивался с неимоверными трудностями в Киргизии, светская элита которой давно относится к религии с подозрением. В конечном итоге предприятия вроде агентства «Муслим» все-таки пробили себе дорогу, главным образом благодаря настойчивости таких предпринимателей, как Шамиль Муртазалиев. В 1997 году он приобрел местное отделение банка «Российский кредит», который впоследствии преобразовал в «Экобанк», дабы «переломить засилье» банковской системы западного образца в Киргизии и предложить в качестве жизнеспособной альтернативы исламскую финансовую систему. Поначалу, по словам Шамиля Муртазалиева, было туго с клиентами, а со стороны властей даже поступали угрозы.

Удача улыбнулась Шамилю Муртазалиеву, когда в 2005 году к власти пришел Курманбек Бакиев. Он стал киргизским представителем расположенного в Джидде Исламского банка развития, преследующего цель содействия экономическому росту в исламских странах, основываясь на законах и принципах шариата. Рассказав Бакиеву, какого успеха добился ИБР в Малайзии, Муртазалиев сумел убедить тогдашнего главу государства, что Киргизия тоже может получить выгоду от этой системы.

Исламский банк развития, членами которого в настоящее время являются 56 государств, финансирует инфраструктурные проекты и предприятия частного сектора. В июле 2007 года, после заключения меморандума между правительством Киргизии и ИБР, банк Муртазалиева обрел официальный статус пилотного проекта исламского банкинга в Киргизии и был переименован в «ЭкоИсламикБанк».

Власти постбакиевского периода продолжили работу с ИБР. Как отметил 8 июня на заседании Всемирного исламского экономического форума в Астане первый вице-премьер Омурбек Бабанов, он занимается продвижением принципов исламского финансирования на базе меморандума о взаимопонимании с ИБР. Меморандум ставит задачу превращения Бишкека в центр оказания исламских финансовых услуг на территории всей Центральной Азии, сообщило агентство РИА-Новости.

Муртазалиев признает тот факт, что спрос на исламские финансовые продукты в Центральной Азии в настоящее время не слишком высок, но идея, по его мнению, пускает корни. Во время всемирного финансового кризиса особенно устойчивыми оказались банки, работающие по законам шариата, поскольку они не влезают в долги и не используют производные финансовые инструменты. По словам Муртазалиева, это не осталось незамеченным в Киргизии и у «ЭкоИсламикБанка» прибавилось клиентов. «Мы работаем не за процент, а на результат. Это в корне отличается от рыночной системы, от европейской системы», – сказал он EurasiaNet.org.

Большинство сегодняшних вкладчиков банка – это пожилые русские, пользовавшиеся услугами «Российского кредита» и оставшиеся верны банку и после того, как он перешел в руки Муртазалиева. За 11 месяцев 2010 года «ЭкоИсламикБанк» заключил со своими клиентами 2274 договора на общую сумму в 867 миллионов сомов (порядка 19 миллионов долларов) в среднем по 381 тысячи сомов (около 8,5 тысяч долларов), говорится на сайте банка.

В большинстве случаев это договоры на оказание финансовых услуг, известных как «мурабаха». Банк приобретает на имя клиента, к примеру, дом или машину. Выступая в качестве гаранта, банк осуществляет все денежные операции и подписывает с клиентом прозрачный договор. Банк не взимает проценты, а получает прибыль, продавая имущество обратно клиенту с заранее оговоренной для себя прибылью. Если финансирование выделяется для вложения в какой-то конкретный проект, банк получает прибыль только после успешной реализации этого проекта. Если предприятие терпит неудачу, как и в любом другом банке, заемщик теряет деньги или залог, который использовал в обеспечение ссуды.

На базовом уровне исламский банкинг представляется весьма практичным в подверженной кризисе Киргизии. По словам Гарегина Саркисова, обратившегося в «ЭкоИсламикБанк» с просьбой профинансировать для него строительство квартиры, договор с банком показался ему предпочтительнее выплаты высоких процентных ставок в традиционных банках. И он поступил умно. Небольшая компания Саркисова по продаже бытовой техники обанкротилась в период экономической нестабильности после восстания 2010 года в Киргизии. «С этой системой теряешь не так много», – говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.