Газпром выбрал себе человека для дальнейшего продвижения в Казахстане, втором по величине производителе энергии в бывшем Советском Союзе и ближайшем союзнике России в Средней Азии. Российский газовый монополист назначил в правление миллиардера Тимура Кулибаева, зятя президента Казахстана. Это решение может быть воспринято с недоумением среди некоторых его западных акционеров, но вряд ли вызовет удивление в регионе.

Приветствуя назначение Кулибаева, председатель правления Газпрома Алексей Миллер вчера назвал это хорошим выбором, потому что у России и Казахстана общие нефтегазовые интересы. Газпром планирует крупные проекты в Казахстане, сказал он, не вдаваясь в подробности.

44-летний Кулибаев является влиятельной фигурой в Казахстане, где он возглавляет Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» с капитализацией в 80 миллиардов долларов, а также несколько государственных компаний по управлению стратегическими ресурсами нефти, урана и железнодорожными активами. Хотя он открыто не проявляет интереса к политике, многие видят в нем потенциального преемника Нурсултана Назарбаева, если казахский президент-ветеран когда-нибудь решит уйти в отставку.

Известный своим роскошным образом жизни, Кулибаев подпортил свою репутацию в Великобритании, когда в 2007 году купил особняк Sunninghill, принадлежавший принцу Эндрю, по цене выше рыночной, и эта сделка вызвала неудобные вопросы в отношении безупречности британской королевской семьи. Хотя он не появляется в обществе, вокруг его личной жизни ходят разные сплетни, так как он усыновил ребенка казахской предпринимательницы и красавицы Гоги Ашкенази, которая стремится к публичности и вертится в кругах британской аристократии.

Намного более серьезные вопросы возникали по поводу поведения Кулибаева в Казахстане, хотя он никогда не был осужден за правонарушения. Согласно обвинениям изгнанного из страны казахского банкира, Кулибаев принимал взятки от китайской нефтяной компании, но они были отвергнуты судом Алматы в 2007 году на основании того, что иск поступил от предполагаемого преступника.

Хотя нет уверенности в том, что Кулибаев будет представлять корпоративные интересы в Газпроме, он может обеспечить и другие преимущества для компании в борьбе за влияние в Средней Азии. Приоритетным для Газпрома в Средней Азии в последние годы является то, чтобы регион не поставлял газ для прозападного трубопровода Nabucco, который составит ему конкуренцию на основных европейских рынках. Пока инвесторы Nabucco пытались обеспечить поставки, российскую компанию, похоже, не сильно беспокоило продвижение Китая в Средней Азии, которое опрокидывает традиционный баланс сил в регионе.

Китай построил 8700 км трубы из Туркменистана до дельты реки Чжуцзян, что освободило Среднюю Азию от ее зависимости от российских маршрутов экспорта газа.

Самый длинный трубопровод в мире будет со временем доставлять 60 миллиардов кубометров туркменского газа в Китай, что эквивалентно примерно половине китайского потребления газа в 2010 году, а также дополнительные поставки из Казахстана и Узбекистана.

Газпром импортирует из Средней Азии около 60 миллиардов кубометров газа в год и не имеет острой необходимости дополнительных поставок из этого региона.

Однако, Газпром раздражает, что Китай набирает в Средней Азии газовые контракты и избегает предложений поставок из России.

В стремлении восстановить равновесие, Газпром активизировал усилия в этом году по выполнению контракта по экспорту 68 миллиардов кубометров сибирского газа в Китай по двум трубопроводам, которые обеспечивают прямой доступ к наиболее быстро растущим мировым рынкам газа. Но Китай, выражая интерес к российскому газу, настаивает на низкой цене, уверенный в том, что он обеспечил среднеазиатские поставки.

Было бы слишком хотеть от Кулибаева, чтобы он повернул время вспять и отказался от экспорта казахстанского газа в Китай. Но он может посодействовать Газпрому сохранить уже имеющиеся поставки в своей стране.

Аналитики предупреждают, что Китай, возможно, будет зондировать почву на предмет своего участия в Карачаганаке, крупнейшем газовом месторождении Казахстана, где иностранная группа во главе с BG и Eni погрязла в спорах с правительством.

Согласно сделке, заключенной в 1990-е годы, иностранная группа согласилась продавать карачаганакский газ по низким ценам российско-казахскому предприятию, в обмен на возможность экспорта нефти с месторождения. Трудно представить, что договор сохранится в прежнем виде, если на сцене появятся китайцы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.