Количество заявивших о своем намерении стать кандидатом в президенты Киргизии по мере приближения к 16 августа, дате окончания приема заявок, перевалило за полсотни. Кажется, любой уважающий себя политик в маленькой горной стране считает своим долгом выдвинуть свою кандидатуру, безотносительно того, есть ли какие-нибудь шансы на победу. Не думая о том, что в итоге своими действиями могут расколоть государство – на этот раз по региональному признаку.

Не все заявившиеся, естественно, соберут необходимое количество подписей – тридцать тысяч. Для кого-то непреодолимым барьером станет обязательный экзамен на знание государственного языка. Однако же в итоговом варианте избирательного бюллетеня вполне могут оказаться два десятка фамилий. Повторится ситуация парламентских выборов прошлого года, когда бюллетени-»простыни» просто-напросто не помещались в урнах для голосования. Я лично наблюдал, как на одном из участков председатель избиркома уминал их доской, чтобы увеличить вместимость урны, без особого, впрочем, успеха. А явку на президентских выборах киргизские социологи, между прочим, предрекают даже более высокую, чем на выборах Жогорку Кенеша (парламента).

Вместе с тем, в Бишкеке мало кто сомневается, что при всем «богатстве выбора» реальные шансы на победу есть у четырех-пяти кандидатов, не более, если не менее. И все они уже определились, за исключением, разве что, действующего премьер-министра Алмазбека Атамбаева. Он еще не выдвигался официально, но уже известно, что на 14 августа намечен очередной съезд Социал-демократической партии Киргизии, которую Атамбаев возглавляет. И на съезде будет решен вопрос о выдвижении партийного кандидата. Не приходится сомневаться в том, кто будет этим кандидатом, другой столь же раскрученной кандидатуры у СДПК просто нет.

Не исключено, и такую возможность активно обсуждают сейчас в стране, что «в последний вагон» захочет вскочить и бывший мэр Бишкека Нариман Тюлеев. И на этом список хоть сколь-нибудь серьезных претендентов, видимо, закроется.

Какие же факторы будут определять шансы на победу? И к каким последствиям может привести Киргизия успех той или иной партии из числа представивших своих претендентов на президентское кресло?

С позволения читателей я не буду тратить время на то, чтобы упоминать в этой связи всех «временно не работающих» из числа заявившихся. Трудно себе представить, чтобы безработный стал президентом любой страны, и Киргизия здесь не исключение. Но и у тех, кто трудоустроен, позиции серьезно различаются.

Чтобы осознать, в чем главное различие, вряд ли стоит обсуждать, у кого какой в руках материальный «ресурс». Тем более, достоверно мы все равно этого не знаем, а пересказывать сплетни о том, кто сколько миллионов долларов готов потратить на кампанию – дело неблагодарное. Ограничимся лишь замечанием, что Алмазбек Атамбаев просто по должности в последние месяцы постоянно появлялся на экранах телевизоров и на газетных полосах, так что имеет серьезное преимущество по крайней мере по уровню известности. Да и экономика страны, вопреки мрачным прогнозам конца прошлого года, при коалиционном правительстве не скатилась в хаос. Что также идет премьеру в плюс, которым другие кандидаты похвалиться не могут.

Но есть другой аспект – идеологический. Спектр выбора вариантов действий у нынешней Киргизии объективно небогат. Если не брать совершенно экзотических и заведомо нереальных предложений, которыми уже пестрят программы кандидатов-аутсайдеров (вроде «обеспечить всех киргизов двойным гражданством»), предвыборные программы, скорее всего, будут напоминать списанные под копирку сочинения. За одним принципиальным исключением.

Социологи и эксперты, работающие в Киргизии, отмечают, что в течение последнего года в стране наблюдается серьезный рост национального самосознания среди киргизов, и тяготы повседневной жизни народа этому процессу скорее способствуют, чем мешают. По понятным причинам, эта тема актуальнее для юга, хотя бы в связи с ошскими событиями прошлого года. «Оседлать» эту волну и направить ее в нужное русло – серьезная возможность победить для серьезного политика.

Ее можно развернуть в сторону ультранационализма, а можно – в разумном направлении, в сторону консолидации нации (предложив забыть о местническом или тем более родовом разделении перед лицом общей задачи). Мне представляется, что по первому сценарию будут работать на свою победу из числа реальных претендентов Камчибек Ташиев и Адахан Мадумаров. По второму пути пойдет Алмазбек Атамбаев. Вот здесь и находится «водораздел».

Надо сказать, что Камчибек Ташиев, очевидно, учел ошибки парламентской кампании, когда он говорил по принципу «что на уме, то и на языке». Недавнее его выступление на радио «Азаттык» свидетельствует о том, что с ним серьезно поработали имиджмейкеры. Помимо слов о том, что своим политическим идеалом он считает полковника Каддафи, «успешно расправляющегося с внешними и внутренними врагами страны», ничего экстравагантного он не произнес. И даже лозунг «Киргизия для киргизов» не поддержал. Но не приходится сомневаться, как будет подаваться эта же тема в киргизоязычной аудитории – чтобы таким образом завоевать симпатии южан. Для этого достаточно вспомнить, как Ташиев высказывался полгода назад. И это – очень серьезная сила, с которой необходимо считаться.

Но в сегодняшнем Киргизии, как мне представляется, победа и чисто «северного», и чисто «южного» кандидата грозит обернуться большой бедой. Силы севера и юга примерно равны. На юге зарегистрировано больше избирателей, но оттуда больше киргизов уехало на заработки в Россию. К тому же там проживает значительная узбекская диаспора, которая может проголосовать отнюдь не консолидировано с избирателями-киргизами. С другой стороны, в результате нескольких волн миграции в Бишкеке и северных областях проживает много выходцев с юга.

Но проблема даже не в паритете сил. А в том, что если кто-то из кандидатов победит с перевесом всего в несколько голосов, то этот выбор может не принять вторая половина страны. Это чревато расколом государства и в ближайшей перспективе – потерей национальной независимости Киргизии.

Настоящую победу сможет завоевать тот, кто наберет сопоставимое количество голосов во всех регионах страны. На мой взгляд, спекулируя на ультранационализме, такой результат получить в сегодняшнем Киргизии невозможно. Этот вывод пока подтверждается данными социологов. Недавно в Бишкеке компанией «М-Вектор» (одной из трех наиболее известных в Киргизии социологических служб) проводилось исследование, которое, в частности, затрагивало региональный уровень популярности претендентов на президентский пост. У Ташиева и Мадумарова была выявлена достаточно высокая поддержка на юге, но минимальная на севере страны. Да и по югу она сильно различалась (у Мадумарова, скажем, выше уровень поддержки в Баткене, но ниже в Джалал-Абаде и так далее).

Единственным возможным претендентом, который набирает стабильно более 10 процентов голосов во всех регионах Киргизияа, и на юге, и на севере, согласно данным этого исследования, является Алмазбек Атамбаев, который традиционно, в том числе и на прошлых парламентских выборах, строил свою кампанию с упором на защиту законных прав национальных меньшинств и отрицание ультранационализма. Для него ключ к победе – голоса разумно-патриотически настроенных киргизов.

Видимо, не случайно под эгидой премьера готовится к предстоящему празднованию 20-летия независимости открытие в Бишкеке памятника эпическому Манасу, который, судя по этому произведению, как раз объединил когда-то сорок разнородных племен и создал единую нацию. Других кандидатов, способных сыграть эту роль, лично я сегодня в числе выдвинувшихся претендентов не вижу. Ни уже упомянутый Тюлеев, у которого ограниченная поддержка локализована в столице, ни Омурбек Текебаев, у которого зашкаливает, по данным того же «М-Вектора», антирейтинг, ни кто либо иной.

Таким образом, предстоящая президентская кампания имеет для Киргизии очень серьезное, возможно, историческое значение, несмотря на то, что у президента страны по конституции полномочий меньше, чем у премьера. Выборы могут сплотить киргизскую нацию, а могут расколоть ее и, тем самым, определить политические перспективы Киргизия как государства на многие десятилетия вперед.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.