Бишкек – Последний месяц в Киргизии у всех на устах одно слово -«раскол»: избиратели нервничают в преддверии президентских выборов 30 октября, которые станут тестом на единство государства. С еще свежими ранами от прошлогодней революции и этнических беспорядков страхи о возможном национальном конфликте вдоль линии север-юг высоки, что очень может повлиять на региональную политику и на вывод американских войск из Афганистана.

Полтора года спустя после апрельской революции, в ходе которой был свергнут авторитарный президент Курманбек Бакиев, Киргизия пытается укрепить свою демократию в регионе, где правят авторитарные режимы. Главным событием, в политике страны все еще остаются этнические столкновения в южном городе Ош в июне 2010 году, когда местные узбеки и киргизы вели ожесточенную борьбу на улицах, а киргизские группировки нападали и громили узбекские районы. Сотни людей погибли, большая часть из них – узбеки, несколько тысяч остались без жилья.

Когда временное правительство попробовало навести порядок, убрав с поста мэра Оша, киргиза-националиста Мелиса Мырзакматова, он открыто не подчинился. Мырзакматов, управляющий городом, как собственной вотчиной, недавно объявил о создании нового флага и гимна, которые будут использоваться на общественных мероприятиях, и Ош остается в основном за рамками сферы контроля правительства.

В такой ситуации соперничество севера и юга стало определять политику Киргизии. Парламентские выборы, прошедшие в прошлом году, не смогли определить окончательного победителя, так как сложилась коалиция между бывшей партией Бакиева, южной «Ата-Журт» и двумя северными партиями, партией социал-демократов и «Республикой».

Экономические интересы также задействованы в противостоянии регионов. При Бакиеве Ош стал ключевой точкой «северного маршрута» афганского героина, направляющегося на огромный российский рынок. Десятки миллионов долларов под угрозой, находясь под управлением правительственных учреждений, которые в лучшем случае закрывают глаза на контрабанду,а в худшем принимают в этом участие.

Главным кандидатом на выборах является премьер-министр Алмазбек Атамбаев, социал-демократ и бывший соратник Бакиева, который стал лидером северной оппозиции, вызывающий мало пыла, но одержавший раннюю победу, когда его главный противник с севера, Омурбек Текебаев, снял свою кандидатуру.

Против Атамбаева выступают два южных кандидата, которые сильно опираются на киргизский национализм. Партия «Ата-Журт» Камчибека Ташиева занимает большую часть мест в парламенте, но его кампания не смогла взволновать массы. Его южный соперник Адахан Мадумаров доказал, что является удивительно сильным кандидатом от партии «Бутун Кыргызстан», которая не смогла набрать необходимый минимум на выборах 2010 года.

Учитывая двойной объем средств для ведения кампании в сравнении с Мадумаровым, Атамбаев, похоже, выстроил доминирующую позицию в преддверии выборов. Опросы общественного мнения, выпущенные 15 октября группой «М-Вектор», показывают, что 57% избирателей выбрали бы Атамбаева, тогда как за Мадумарова проголосовало бы только 15%.  Рейтинг Ташиева, который не смог собрать достаточно средств на кампанию и подозревается в участии в наркоторговле, упал до 10%. Если Атамбаев сможет получить больше 50% голосов 30 октября, страна избежит второго тура, который поставит его против кандидата, занявшего второе место, в опасном соревновании между севером и югом.

Так или иначе, конфликт может возникнуть даже без второго тура. Несколько кандидатов заявили, что Атамбаев использует «административный ресурс» по максимуму, принуждая учителей приводить своих студентов на предвыборные мероприятия Атамбаева и манипулируя недавно созданной Центральной избирательной комиссией. Несколько заявлений нашли подтверждения, но их обширное освещение в политизированной прессе, которая публикуется на киргизском языке, вызывает опасения, что проигравшие кандидаты могут выйти на улицы, и что южные узбеки вновь будут за это расплачиваться. В пятницу Ташиев публично пригрозил массовыми протестами, если выборы пройдут «грязно».

Крупный протест может отрицательно сказать на Киргизии и на регионе в целом. Соседние авторитарные страны Казахстан и Узбекистан уже расценивают неловкую демократию страны как плохую ролевую модель, также думает и менее стабильный Таджикистан. Возврат к насилию может привести к интервенции Узбекистана или со стороны Организации Договора о коллективной безопасности, которая пытается развить более крепкие военные возможности в регионе, хотя обе стороны осторожно отнеслись к такой перспективе в июне 2010 года.

Благодаря войне в Афганистане,США также заинтересованы в судьбе Киргизии. Транзитный центр Манас, военная база у международного аэропорта Бишкека, является сердцем Северной сети распределения (the Northern Distribution Network ), которая заменяет нестабильные маршруты через Пакистан. Американские военные рассчитывают, что 75% военных грузов для военной операции в Афганистане будут проходит через эту сеть к концу года.

Атамбаев, много работавший для привлечения российской поддержки, уже определил свою позицию: база Манас будет в аренде до конца соглашения, то есть до 2014, но аренда продлена не будет. Два года – это целая вечность в политике Киргизии, так что подобные заявления надо воспринимать немного скептично. В начале 2009 года Бакиев объявил о том, что он хочет закрыть базу после того, как получил 2,15 миллиарда долларов помощи от России, но потом быстро переменил свою точку зрения, когда США подсластили свое предложение по продлению аренды.

Несмотря на то, что кампания еще не привела к исполнению самого страшного сценария, она также не обратилась к двум фундаментальным проблемам: эндемичной коррупции и экономике, выстроенной на основе внешней помощи и контрабанды. Даже если выборы пройдут без раскола, никто здесь не высказывает оптимизма по отношению к будущему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.