24 января киргизские СМИ распространили информацию, что в столичном следственном изоляторе №1 подследственные и заключенные зашили себе рты в знак протеста против действий работников Госслужбы исполнения наказаний.

Первоначально говорилось о 400 заключенных, отважившихся на такой шаг. Журналистам портала News-Asia удалось попасть в бунтующий СИЗО, а также получить подробные комментарии от главы ГСИН Шейшенбека Байзакова.

Генерал ожидал журналистов непосредственно на территории изолятора и готов был ответить на все вопросы работников масс-медиа, чем последние не преминули воспользоваться.

Читайте также: Китай использовал заключенных в прибыльных онлайн-играх


Отмечу, что встретили журналистов сразу несколько офицеров, заставив предварительно пройти несколько ступеней охраны. Естественно, что акул пера интересовали именно те люди, которые  зашили себе рты. Однако от встречи с ними нас отговорили охранники, отметив, что такое интервью может быть опасно для нашей жизни. Взамен для журналистов устроили небольшую экскурсию по исправительному учреждению, показали десятки выломанных замков, дежурные «апартаменты», а также сожженные заключенными матрасы и подушки. Отдельного внимания удостоились разбитые камеры видеонаблюдения, часть из которых была уничтожена «постояльцами» СИЗО.

Отметим еще один примечательный факт: несмотря на закрытость камер, мимо группы журналистов несколько раз проводили заключенных. Двое-трое из них свободно передвигались по территории изолятора, таская еду в «дежурку», другие несли хлеб, третьи просто наблюдали за происходящим. Судя по всему, по зоне передвигались не общаковские, а так называемая «хозбанда», осужденные сотрудничающие с администрацией «заведения», либо «мужики», то есть те, кто  работает на зоне на обычных должностях, но не сотрудничает с администрацией. Повеселил журналистов и местный кот, резвившийся во дворе изолятора, и, видимо, работающий в СИЗО штатным мышеловом.

Еще по теме: В Узбекистане от пыток заключенные теряют рассудок

- Что спровоцировало ситуацию, которая происходит в Киргизии с заключенными?

- Система после развала Союза сгнила за 20 лет, - поясняет ситуацию глава ГСИН КР, генерал Шейшенбек Байзаков. – Многие профессионалы ушли, а на замену принимались сотрудники, уволенные из других структур за дискредитацию. Здесь всегда был некомплект. 20 лет назад нам не хватало 450-500 офицеров. Брали всех, кто искал работу. Поэтому сегодня мы имеем то, что имеем. У нас проводятся плановые обыски – во всех закрытых колониях, СИЗО. В первую очередь мы ищем легкие и тяжелые наркотики, холодное оружие, мобильные телефоны.

Если говорить о событиях произошедших 16 января, отмечу, что мы планировали провести обыски в трех камерах на первом этаже, в пяти – на втором, и в восьми – на третьем. В результате проведенного мероприятия  были изъяты: 81 грамм героина, 200 грамм анаши, 8 колюще-режущих предметов, 1800 долларов, 28 сомов и порядка 60 запрещенных предметов. Обыск начался в 09.15. в 10.30 он был завершен.



После окончания процедуры контролеров, которые стоят в проходах, заключенные облили кипятком. В этот момент спецназ находился во дворе СИЗО. В результате заключенные, а это около 500 человек с третьего этажа и 200 – со второго, отобрали у контролеров отмычки, выбили 20 дверей, сломали почти все так называемые кормушки.

Буквально недавно на деньги ОБСЕ (15 тысяч евро) мы установили видеонаблюдение – 44 камеры в проходах  и 4 – на территории. Так вот 20 из них заключенные сломали, порезали кабели. На сегодняшний день они выдвигают несколько требований. Одно из них – открыть несколько камер для «общаковских», чтобы они ходили, гуляли как в гостинице, имели возможность перемещаться по этажам, спускаться в подвал, вплоть до посещения женских камер.

Что касается объявленной заключенным голодовки, то эту акцию поддерживают не все. Не голодают четыре закрытых учреждения, в том числе женское и детское. Не отказываются от пищи и больные туберкулезом и другими заболеваниями люди. Остальные поддерживают акцию протеста и проводят мокрую голодовку, то есть отказываются от готовящейся администрацией пищи и пьют лишь чай с сахаром.

Еще по теме: Не сделать ли порку альтернативой тюрьме?

- Они зашили себе рты?

- Да, в данном следственном изоляторе рты зашили 385 человек. В других – от одного до двухсот человек последовали примеру столичного СИЗО №1. Всего же по стране рты зашили 734 заключенных. Никто из администрации не вынуждал их этого делать. С одним из заключенных мне удалось поговорить, и он рассказал, что зашиваться проволокой их вынуждал общак.  И все, это опять-таки, ради требований открыть общаковские камеры. Однако есть уголовный кодекс, в котором прописаны правила всех режимов. Все, сидящие в следственном изоляторе, находятся под режимом камерного типа. Это не гостиница и не дом отдыха, где можно в любое время пойти погулять, а потом лечь спать.

- Это единственное требование обитателей исправительных учреждений?

- Всего они выдвигали шесть требований, в том числе по медикаментам, качеству питания, по пересмотру уголовных дел в судах, что не входит в нашу компетенцию, и так далее.

- Вы говорите о двух группах – «общаковских» и простых сидельцах, на которых давят первые. Есть ли рычаги, ограждающие простых заключенных от представителей «общака»?

- Есть статья 12, которая говорит, что в случае, если подследственному угрожает опасность или нависает угроза физической расправы, он обращается к нам с заявлением, и мы закрываем его отдельно, в так называемую «закрывашку». Они, кстати, принимают пищу, в отличие от тех, кто зашил себе рот.

Что касается дальнейшей работы с теми, кто отказывается от приема пищи, я скажу следующее: голодовка – это личное дело каждого. Кто-то голодает в целях оздоровления организма... У данных голодающих заключенных должны быть законные требования. Когда они выходят за рамки закона, мы не может пойти у них на поводу. Иначе получится что криминал руководит следственным изолятором. А СИЗО относится к Государственной службе исполнения наказаний. ГСИН, в свою очередь, подчиняется правительству. То есть они со своими требованиями идут против закона. Ни в коем разе государство уступать не должно. Если мы отойдем от буквы закона, то получится, что криминал подмял под себя государство. Такого мы не допустим.