Таджикистан несет новые убытки из-за проблем с транзитом грузов через территорию Узбекистана. На сей раз Ташкент закрыл на таджикско-узбекской границе несколько таможенных постов. Взаимоотношения соседей ухудшаются.

 

В январе Узбекистан в одностороннем порядке приостановил деятельность девяти из 16 пропускных пунктов на таджикско-узбекской границе. Учитывая еще и блокаду железной дороги, соединяющей юг Таджикистана с внешним миром, таджикская сторона несет огромные убытки. Уже сейчас в Душанбе говорят о сумме в несколько миллионов долларов. Новый виток напряженности свидетельствует о растущем конфликте двух соседних центральноазиатских республик. Между тем эксперты предлагают все новые формулы диалога между таджиками и узбеками.

 

В условиях блокады

 

Хатлонская область Таджикистана сегодня живет в условиях железнодорожной блокады. Причиной остается поврежденный взрывом 16 ноября мост на участке Галаба - Амузанг, что на узбекской территории. Сейчас там, по данным Таджикской железной дороги (ТЖД), простаивают более 200 вагонов, часть из них - с продовольствием. «Мы предлагали безвозмездную помощь узбекским коллегам. Но не получили ответа», - говорит помощник начальника ТЖД Асрор Рахмонов. На пресс-конференции в Душанбе таджикские железнодорожники заявили, что узбекская сторона даже не пытается решить проблему. Такое поведение Узбекистана они назвали "сугубо политическим актом».

 

О проблемах говорят в эти дни и таджикские таможенники. Закрытие нескольких пропускных пунктов на таджикско-узбекской границе Ташкент объяснил ремонтными работами. В Душанбе считают иначе. «Отношения Таджикистана и Узбекистана сейчас накалены так, что любой недружелюбный шаг может только повысить и без того высокий градус напряжения между странами. Это должны понимать в обеих столицах», - полагает историк Сайфулло Муллоджанов.

 

Соседские отношения

 

Таджикистан и Узбекистан сегодня участвуют почти во всех объединениях в рамках СНГ. Но между двумя соседними странами с 2000 года действует визовый режим и уже почти 20 лет отсутствует авиа- и железнодорожное сообщение. «Наши родственники - в Узбекистане. Но мы не можем обмениваться даже посылками», - возмущается жительница Душанбе Наргис Сафарова.

 

Житель Турсунзадевского района Абдулло говорит, что у него в Узбекистане живет дочь. Там она вышла замуж еще в советские времена. Теперь родные поддерживают отношения только посредством телефонной связи. «Я когда-то строил дорогу, которая соединяет две республики. Мы ездили друг к другу на автобусе. Теперь на этой трассе слишком много шлагбаумов», - сетует мужчина.

 

Видимая терпимость

 

Таджикско-узбекские отношения уступают в рамках СНГ по степени напряженности разве что армяно-азербайджанским. Но если диалог между Ереваном и Баку пытаются наладить посредники, то помирить Таджикистан и Узбекистан не торопится никто. Возможно, причина в том, что на официальном уровне конфликт между двумя соседними республиками даже не пытаются признать. «У государств СНГ свои политические интересы. Они понимают, что в конфликте между Таджикистаном и Узбекистаном нужно будет принять чью-то сторону», - считает бывший сотрудник МИД Узбекистана, ныне живущий в Европе, Алишер Таксанов.

 

По словам эксперта, у потенциальных посредников сейчас нет достаточных экономических рычагов, чтобы подтолкнуть соседей к диалогу. А сугубо политические контакты, не подкрепленные деньгами, не дадут желаемого результата. «Внешние посредники должны выступить гарантами, например, в инвестициях, расширении торговли, что должно привести к росту экономического благополучия Узбекистана и Таджикистана. Но таких ресурсов ни у кого нет, все испытывают влияние мирового кризиса», - говорит Таксанов.

 

Таджикские эксперты убеждены, что сегодня трудно найти беспристрастного арбитра. «Любая страна в роли посредника обязательно станет лисицей в конфликте двух медвежат, не способных поделить лепешку», - образно поясняет политолог Абдугани Мамадазимов.

 

Возможны ли уступки?

 

По мнению политологов, диалог сторон возможен лишь при условии взаимных уступок. «Каримов - политик сталинского типа, желающий убеждать не с точки зрения логики и всеобщей безопасности, а с позиции силы: военной, дипломатической, таможенной. До сих пор мины на границе, отсутствие авиасообщения - и это часть проблем, которые нагнетает узбекский лидер», - убежден Алишер Таксанов.

 

По его мнению, Ташкенту давно следует признать, что Узбекистан окружен независимыми государствами, у которых свои интересы. И если Ташкент видит какие-либо угрозы, исходящие от соседей, эффективнее было бы контролировать эти опасности, нежели пытаться заморозить их. «Рогун - это проект, который все равно когда-нибудь будет завершен. Ташкенту следовало бы пойти на уступки и принять в нем участие, чтобы потом извлечь для себя выгоду. Например, выкупить часть акций, что позволит собственнику участвовать в регулировании водного бассейна и энергобаланса», - говорит Таксанов.

 

Но и поведение Душанбе в этой ситуации эксперт не считает образцовым. По его словам, властям Таджикистана не следует призывать к изменению существующей государственной границы и возвращению территорий, исторически принадлежащих таджикам: «Нужно признать границы такими, какие они есть, это первый шаг к разрешению конфликта».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.