На выходных в Алма-Ате – бывшей столице Казахстана и экономическом центре этой обширной центральноазиатской страны - произошло нечто необычное: около 500 человек вышли на акцию протеста. Они призывали провести демократические перемены в стране, в которой с тех пор, как она в 1991 году получила независимость благодаря распаду Советского Союза, правит один и тот же человек. Активисты также осуждали последние парламентские выборы, к которым фактически не была допущена местная политическая оппозиция. Власти, судя по всему, разрешили акцию, однако вскоре после нее арестовали трех видных диссидентов и отправили их за решетку.

Два десятилетия опирающийся на гигантские нефтяные и газовые резервы Казахстана режим президента Нурсултана Назарбаева практически не терпел инакомыслия. Однако сейчас он сталкивается с серьезным испытанием. В декабре в западном городе Жанаозене бастующие рабочие столкнулись с силами безопасности. Подавление волнений привело к одному из худших кровопролитий в короткой истории страны, в результате которого погибли 17 человек. Базирующаяся в Нью-Йорке организация Human Rights Watch утверждает, что некоторые участники протестов были подвергнуты в полиции пыткам и избиениям, которые, по неподтвержденным данным, привели к нескольким смертям. При этом изначально экономические протесты из-за зарплат, выплачивающихся государственной компанией, приобрели явное политическое направление. Режим Назарбаева одновременно пытается вести расследование в связи с сообщениями о жестокости полиции и ошибках местных властей и обвиняет сторонников демократии из общественных организаций, политических структур и средств массовой информации в подрывной деятельности и провоцировании волнений. Еще до последних арестов власти задерживали для допроса множество журналистов и критиков правительства.

Прошедшие ранее в этом месяце парламентские выборы только усилили напряженность. Назарбаев, переизбранный президентом в прошлом апреле и получивший на выборах почти 100% голосов (за него проголосовал даже один из его соперников), вместе с рядом других казахских лидеров выступил в защиту своей модели якобы многопартийной демократии. Однако большинство наблюдателей сочли выборы фальшивкой и мошенничеством, так как «Нур Отан» - партия Назарбаева – получила на них 81% голосов, а оставшиеся несколько парламентских мест достались двум проправительственным партиям. По некоторым данным, на выборах происходили вбросы бюллетеней в пользу проправительственных кандидатов. Наблюдатели Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе – связанной с ООН структуры, цель которой – помогать молодым демократиям в постсоветском мире, - назвали выборы в Казахстане «не соответствующими фундаментальным принципам демократического голосования». Судя по всему, до реальной плюралистической политики Казахстану, как и республикам Средней Азии, которые – за исключением крошечной Киргизии – до сих пор живут под властью постсоветских аппаратчиков, по-прежнему остаются еще годы, если не десятилетия.

Назарбаев старается выглядеть своего рода великодушным патриархом Казахстана, лидером, твердое руководство которого обеспечивает стабильность этой сложной, многонациональной, богатой ресурсами страны со стратегическим геополитическим местоположением и 17 миллионами населения. Годами создавать такое впечатление ему позволяют огромные нефтяные богатства Казахстана. Бум в нефтяной отрасли породил удивительные зрелища, такие как город Астана - новая столица, которую Назарбаев построил в степи. The New York Times сообщает, что правительство собирается повысить зарплату рабочим из взбунтовавшегося Жанаозена и направить только в этот город 300 миллионов долларов в виде инвестиций.

Гарантировать спокойствие деньгами – это эффективная тактика. Однако, возможно, она перестает работать. Весь регион сейчас охватывает жажда политических перемен, порожденная номинальными успехами восстаний, которые произошли западнее, в арабском мире. Безусловно, общество в Казахстане и в сравнительно бедных соседних среднеазиатских странах сильно отличается от в открытую взбунтовавшегося общества стран Ближнего Востока. Однако растущая тяга к реформам, усиление внимания со стороны международного сообщества и даже призрак насилия и экстремизма, которые могут пробудиться в стране, способны в будущем привести к серьезным политическим переменам.

Специалист по Центральной Азии Джошуа Фауст (Joshua Foust) пишет:
«По большей части забастовавшие нефтяники приняли новые условия работы, еще раз согласившись с той сделкой, которую Назарбаев заключил со своей страной два десятилетия назад: забудьте о политических свободах и о свободе слова, а в обмен я дам вам работу. До сих пор эта сделка действовала, однако, как показывают протесты в Жанаозене (и проявляющиеся признаки терроризма), ее срок истекает».

Вопрос заключается в том, придется ли Назарбаеву когда-нибудь играть в ту же игру с нулевой суммой, что и авторитарным демагогам Триполи и Дамаска — или же у него хватит мудрости не доводить дело до кризиса.