В последние годы тема трудовой миграции из стран СНГ представляла обширное поле для экспертного обсуждения. Причем само экспертное сообщество чрезвычайно разнообразно по своей структуре — от агрессивно настроенных мигрантофобов до глубоко сочувствующих им правозащитников, живущих бедами и проблемами трудовых мигрантов. Мифы о мигрантах создаются с двух сторон — и мигрантофобами, и теми, кто пытается защищать права и интересы мигрантов.

Противники мигрантов говорят о том, что мигранты доят Москву. Осенью 2008 года «Молодая гвардия» — молодежная организация партии «Единая Россия» — провела по всей России так называемую кампанию «Наши деньги— нашим людям», целью которой было способствовать сохранению рабочих мест для россиян в условиях кризиса. Если посчитать, сколько денег мигранты оставляют в Москве, то сумма составит около половины доходов мигрантов.

Летом 2011 года на одном мероприятии, проводимом таджикской диаспорой города Москвы, присутствовало чуть более 5000 человек, из которых 80% были трудовые мигранты из республики Таджикистан. Во время данного мероприятия мною был проведен социологический опрос. На вопрос о том, сколько денег мигранты тратят на мобильную связь, средняя цифра составила около 15 долларов. Если примерное количество мигрантов из республики Таджикистан в России составляет около миллиона человек, то ежемесячно 15 млн долларов мигранты оставляют сотовым компаниям России.

В 2008 году мигрантами из республики Таджикистан на родину было отправлено 2,67 миллиарда долларов США, что составило 49% ВВП республики Таджикистан. Обычно любые антимигрантские силы используют такие цифры для усиления своей позиции, демонстрируя, как мигранты уводят деньги россиян за границу. Однако никто не акцентирует внимание на том, что весь денежный поток от мигрантов на родину проходит — почти весь — через российские банки. Собственно, благодаря банкам мы и имеем представление о суммах денежных переводов. При этом российские российские банки получают комиссию в размере от 1% до 3% от суммы переводов.

Несложно посчитать, что в 2008 году доход российских банков от перевода денег таджикистанскими мигрантами составил как минимум 26 млн долларов. Другой существенной статьей расходов мигрантов является плата за аренду жилья в Москве. Каждый мигрант тратит от 1000 до 3000 рублей в месяц на аренду жилья. Даже если мигранты живут в подвалах, хижинах и контейнерах, всегда есть хозяин, которому они платят якобы квартплату. Практически нет ни одного мигранта, который бы не был вынужден оплачивать ночлег. Опять же, проведя несложные математические расчеты, мы выясняем, что примерно от 32 до 100 млн долларов мигранты платят в месяц собственникам жилья, то есть так называемым коренным жителям. Все эти деньги остаются в Российской Федерации.

Транспорт и пропитание. Трудовые мигранты, как и россияне, не бесплатно пользуются общественным транспортом. Стоимость проездного билета на месяц в московском метро стоит 1230 рублей, в Санкт-Петербурге — 1050 рублей. Средняя цифра по двум городам составляет 38 долларов. Если по самым приблизительным оценкам в этих городах и на их окраинах проживает около 400 тысяч таджикских трудовых мигрантов, тогда в месяц они оставляют в метрополитенах двух городов более 15 млн долларов.

Учитывая разную стоимость проезда в разных регионах России, для остальных 600 тысяч мигрантов (если считать, что их миллион в России) считаем допустимым исчислять ежемесячные транспортные расходы также в размере 15 млн долларов. В среднем мигранты тратят на питание около 1000 рублей — самый-самый минимум. Если за основу брать именно таджиков, то получаем 32 миллионов долларов. Столько денег таджикские трудовые мигранты оставляют в продуктовых магазинах и рынках страны.

Таким образом, подытоживая, я могу сказать, что миллионная армия таджикских мигрантов каждый месяц оставляет в стране 145 167 000 долларов. Другими словами, каждый мигрант оставляет как минимум 145 долларов каждый месяц там, где он работает. Естественно, я не учел другие расходы, которые совершает мигрант. Например, во время болезни он вынужден приобретать в аптеках лекарственные препараты, проходить медицинское обследование в частных клиниках, поскольку государственные клиники недоступны для мигрантов. Я также не учел расходы мигрантов на проведение их досуга, дней рождений, праздников — как национальных таджикских, так и общероссийских. В статьи расходов также не включены полицейские поборы, поборы различных посреднических организаций и т. д. Причем то, что милиция сейчас называется полицией, на поборы не влияет.

Еще одним немаловажным фактором оседания мигрантских денег в Российской Федерации является желание самих мигрантов тратить деньги на получение российского гражданства. Это очень существенная статья расходов, которая включает, как правило, покупку наиболее дешевого, зачастую мало пригодного для нормальной жизни жилья в Российской Федерации, оформление свидетельств на собственность, уплату госпошлин и т. д. Мы также не учитывали расходы мигрантов на получение разрешения на работу, оформление рабочего патента и т. д. Тоже, конечно, существенные расходы. Таким образом, можно сделать вывод, что, действительно, около половины своих денег мигрант каждый месяц тратит именно в России, что составляет, по самым приблизительным подсчетам, 2,67 миллиарда долларов каждый месяц. Это неблагородная и неблагодарная идея — считать чужие деньги, но мне пришлось этим немножко заниматься, и вот вышли такие у меня цифры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.