В Киргизию отправился глава российского МИДа Сергей Лавров. Визит проходит на фоне напряженности в двусторонних отношениях, возросшей за последние несколько недель. Что стоит за обострением отношений Москвы и Бишкека?

С визитом в Киргизию в среду, 4 апреля, отправился министр иностранных дел России Сергей Лавров. Задача, стоящая перед ним, очевидна - разрядить напряженность в российско-киргизских отношениях, которая, к удивлению многих наблюдателей, постепенно нарастала в течение последних нескольких недель.

Яблоки раздора


Начало было положено в конце февраля 2012 года, когда Москву посетил киргизский президент Алмазбек Атамбаев, публично пожаловавшийся на то, что Россия не платит за свои военные объекты, стационированные в Киргизии. Кроме того, чуть позже Атамбаев поставил вопрос о возможном скором закрытии российской авиабазы в Канте. По действующему соглашению Москва арендует ее до 2058 года.

Ухудшение киргизско-российских отношений было тем более неожиданным, что новых спорных вопросов за последнее время не появилось, если не считать того, что Бишкек выразил недовольство планами Москвы предоставить НАТО перевалочный пункт в Ульяновске. Ведь в бишкекском аэропорту «Манас», как известно, уже находится центр транзитных перевозок Североатлантического альянса. Свою заинтересованность в закрытии центра Россия подчеркивала неоднократно.

Поэтому, полагают наблюдатели, Киргизия посчитала, что ее отсекают от выгодных контрактов с альянсом. К тому же вскоре предстоит посевная, и в Бишкеке рассчитывали на помощь Москвы в виде посевного зерна и энергоносителей, отметил в интервью DW эксперт Института стран СНГ Андрей Грозин. Но, судя по всему, Россия не спешит оказать помощь в том объеме, на который надеются в Бишкеке.

При этом аналитики признают, что и Кремль внес вклад в рост напряженности между двумя странами. Так, в Москве настаивают на пересмотре договоренностей, заключенных в 2008 году еще с прежним президентом Курманбеком Бакиевым. Речь идет о строительстве нескольких ГЭС в Киргизии, а также об обмене акций оборонного завода «Дастан» на часть киргизского долга перед Россией. «Прямо скажем: Москва так сильно обожглась с Бакиевым, что теперь любые проекты с Киргизией рассматривает через увеличительное стекло», - объясняет Грозин.

Торг или внешнеполитический крен?


Но говорить о том, что в отношениях Москвы и Бишкека назрел серьезный кризис, пока рано, уверен российский эксперт. «Скорее, это своеобразная торговля - как на восточном базаре», - считает Грозин. По его словам, внешнеполитические приоритеты Киргизии не изменились: они не сместились в сторону Анкары, Пекина или Вашингтона. Равно как и Москва не перестала видеть в Бишкеке важного союзника в регионе, хотя и пытается выжать из своей позиции максимум выгоды, заметил Грозин.

Личные интересы президента Атамбаева в Турции могут иметь какое-то отношение к обострению отношений с Россией, не исключает немецкий эксперт по Центральной Азии Беате Эшмент (Beate Eschment). «Много пишут о том, что у семьи Атамбаева серьезные экономические интересы в Турции, и что он стремится к расширению контактов с этой страной», - указывает Эшмент.

Впрочем, это, по ее мнению, мало объясняет, почему киргизскому лидеру понадобились проблемы с Москвой. Поэтому Эшмент склонна видеть в последних заявлениях президента Атамбаева не только способ повысить ставки в игре с Кремлем, но и заметный антироссийский крен в политике Бишкека.

Определенную роль в росте напряженности мог сыграть и субъективный фактор. «Насколько я знаю, Атамбаев - человек очень эмоциональный. Он часто говорит то, что думает. Для политика это непростительная вольность», - заметил Андрей Грозин.
Последние заявления киргизского лидера рассчитаны на внутреннюю аудиторию, полагают аналитики. «Новая Конституция только недавно вступила в силу. В ней многие вещи точно не прописаны, так что Атамбаев просто стремится занять как можно более выгодные позиции», - добавляет Эшмент.

Приоритет во внешней политике один


Главным мотивом последних внешнеполитических демаршей Бишкека, по единодушному мнению экспертов, является стремление хоть как-то наполнить пустую государственную казну. «И Атамбаеву, и Бабанову (премьер-министр Киргизии. - Ред.) кровь из носу нужны деньги. В апреле правительству предстоит отчитываться перед парламентом. Но, судя по информации из правительства, никаких успехов Омурбек Бабанов предъявить депутатам не сможет», - констатирует Грозин. «У Бишкека есть только один движущий фактор внешней политики - это деньги», - соглашается Беате Эшмент.

Вот только до сих пор не ясно, в чьем ведении находится выработка и проведение внешней политики в Киргизии. «За это надо сказать спасибо новой Конституции. Я ее прочел и так до конца не понял, кто именно отвечает за внешнюю политику: президент, спикер парламента либо правительство», - сетует Андрей Грозин. По его выражению, есть сомнения в том, насколько Алмазбек Атамбаев может считаться гарантом выполнения тех или иных договоренностей, учитывая сложную внутриполитическую ситуацию в стране.

Эксперты указывают, что спустя два года после последней революции в Киргизии никто по-прежнему не может с уверенность сказать, что новых потрясений не будет. Например, отставки правительства. «Большинство наблюдателей уверены, что этой весной все как-нибудь обойдется. Но исключать ничего нельзя», - резюмировал Грозин.