В берлинском кинотеатре «Вавилон» 9 мая состоялся показ фильма и дискуссия об андижанской резне 13 мая 2005, организованные депутатом немецкого Бундестага от партии Зеленых Виолой фон Крамон.

55-минутный фильм бывшей журналистки Би-би-си в Узбекистане Моники Уитлок восстанавливает цепь событий, приведших к самой кровавой трагедии в истории независимого Узбекистана.

Уитлок стала первым международным журналистом, обратившим внимание на судебный процесс, начавшийся в феврале 2005 года в Андижане над группой из 23 бизнесменов.

В кадрах ее фильма запечатлены несколько сот женщин и мужчин, на протяжении многих недель протестовавших против несправедливого суда.

Они приходили к зданию суда в своих лучших одеждах, вели себя благоразумно и мирно, демонстрируя властям Узбекистана свою законопослушность, тем самым говоря, что подсудимые бизнесмены такие же порядочные люди, как они.

Казнить нельзя, помиловать тоже

Моника Уитлок рассказывает в фильме, что протесты с каждым днем набирали силу и укрепляли уверенность людей в том, что они - простые люди из узбекской провинции - могут побороть власти.

Это поставило последних в тупик: они не могли вынести обвинительный приговор, понимая, что будут иметь дело с тысячами людей, накопившими силы для протеста; не могли и оправдать бизнесменов - это поставило бы их на пьедестал победителей.

В итоге, власти решили ничего не делать, говорит Уитлок в своем фильме: в четверг, 12 мая, вопреки ожиданиям приговор не был оглашен.

Зато начались аресты. К вечеру 12 мая Служба национальной безопасности (СНБ) арестовала нескольких активистов из числа протестующих.

Затем наступила ночь, подробности которой мало кому известны, но результат красноречиво демонстрировал город утром 13-го мая:

Были атакованы управления СНБ в Андижанской области, воинская часть, освобождена тюрьма, захвачен областной хокимият, который повстанцы превратили в свой штаб, а площадь перед ним - в огромную площадку для многотысячного протеста против власти президента Ислама Каримова с требованием свободы и перемен.

Переговоры не за жизнь, а за смерть

Переговоры с повстанцами вел тогдашний министр внутренних дел Узбекистана Закир Алматов.

Фильм Моники Уитлок воспроизводит телефонный разговор министра с лидером повстанцев Кабулжоном Парпиевым, находящимся в настоящее время в заключении в Узбекистане.

Алматов говорит грубо и категорично. Единственное, что он предлагает - это автобус и безопасный коридор в соседний Кыргызстан, чтобы Парпиев и его люди убрались из Андижана.

На требование об освобождении ряда людей министр отвечает отказом. Парпиев не принимает эти условия. Оба мужчины прощаются, говоря друг другу - «что будет - то будет». Алматов злой, Парпиев - подавленный.

Расстрел

Кульминация противостояния, начавшаяся в Андижане с произвольных арестов бизнесменов в июне 2004 года, - массовый расстрел демонстрации - сохранена лишь в памяти свидетелей. Фото и видеоматериалы были конфискованы узбекскими силовиками.

Снайперы стреляли в толпу в течение всего дня, но полномасштабная операция по уничтожению всех протестующих, включая женщин и детей, началась после 16 часов дня.

Вдоль площади Бобура поехали колонны БТРов, которые без предупреждения открыли огонь по людям. Расстрел продолжался до тех пор, пока площадь не опустела, а выжившие не бросились бежать врассыпную по улицам города.

На одной из них - улице Чулпон - людей ждала засада. Она была заблокирована БТРами, и лежавшими на земле солдатами. Они открыли огонь из автоматического оружия: против людей использовались крупнокалиберные снаряды, разрывавшие тела на части.

По словам одного выжившего на улице Чулпон, только там было убито около 300 человек, тела погибших покрыли землю в несколько слоев.

Андижан продолжается

Массовый расстрел андижанцев 13 мая 2005 года не забыт, но умалчивается его жертвами по той причине, что власти страны до сих пор держат их за глотки.

После резни более 300 человек были арестованы, они по сей день остаются в неволе. Каждый свидетель из Андижана, пытающийся сегодня говорить, тут же получает по губам через своих родных в Андижане, будь они на свободе или в заключении.

Андижанские беженцы, проживающие в Европе, сегодня отказываются от всякой политической оппозиционной деятельности, которую они намеревались вести, создав в 2007 году свою организацию «Андижан - справедливость и возрождение».

Активизация андижанцев в Европе стоила многого их родным в Узбекистане. Они начали подвергаться давлению со стороны органов милиции, некоторых из них просто приглашали в участок и избивали.

Те же, кто в заключении, подвергались постоянным пыткам.
В итоге, андижанцы вышли из созданного в мае 2011 года объединения с другими оппозиционными группами «Народного движения Узбекистана», и даже удалили слово «Андижан» из названия своей организации.

И в правду, Андижан - значит слишком много. И спустя семь лет. И будет значить, пока живы его жертвы и люди, ответственные за их кровь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.