Письмо каршинской правозащитницы Гульшан Караевой можно поместить в Музей жертв репрессий в Ташкенте, оно напоминает обращения к Сталину расстрелянных узбекских писателей и поэтов 1937 года.

Ниже мы приводим текст письма председателя отделения Общества прав человека Узбекистана по Кашкадарьинской области Гульшан Караева к президенту Исламу Каримову.

«Уважаемый президент! Я, ваша «непослушная» дочь, обращаюсь к вам, прося о помощи. В течение нескольких дней со стороны сотрудников УВД и СНБ на меня оказывается сильное давление. Причина тому одна - мое несогласие сотрудничать с СНБ.

В этих органах меня ненавидят - я это знаю. Но я люблю свою родину больше жизни и не хочу писать против кого-то доносы.

Некоторые могут считать доносительство патриотизмом, но по-моему это не так.

Я хочу, чтобы моя родина превратилась в страну, которой завидовали бы в других странах. А также мне бы хотелось, чтоб мы тоже жили, как в развитых странах, свободно и благополучно.

Разве я против родины совершила что-то плохое? Моя вина заключается лишь в правдивых сообщениях о жизни в ней. Так почему преследования меня не прекращаются?

Например, вчера вечером [21 мая], приблизительно в 21 час, когда я направлялась в магазин по улице С. Усманова, чтобы купить мясо, передо мной появился некий незнакомый мне парень и поздоровался. Я тоже поздоровалась, поскольку уважаю тех, которые с уважением относятся ко мне.

И тут я прочитала в глазах парня слово «провокация». Я сразу изменила свое направление. Прошла метров 15 и оглянулась – парень шел за мной, а как увидел, что я обратила на это внимание, бегом направился в мою сторону.

Тут я поняла, что сейчас последует с его стороны какая-то провокация.

Я сразу же забежала в одни из открытых ворот ближайшего двора. Люди, проживающие там, оказались моими знакомыми, и я, рассказав в чем причина, попросила, чтобы меня проводили до моего дома.  
     
Я родилась и выросла в городе Карши. Здесь многие друг друга хорошо знает. И в махаллях люди живут дружно, чем я горжусь…

Уважаемый президент, прошлым летом году я ездила в Европу, и она мне очень понравилась – я своими глазами увидела там свободу и благополучную жизнь. Всего я в Европе пробыла около 15 дней.

Меня очень радушно встретили мои соотечественники, которым я очень благодарна.  Но все равно очень скоро на меня навалилась тоска по родине!

Когда я была в Швеции, то прочитала на сайте www.bbcuzbek.com о землетрясении в Фергане, о том, что там погибло 13 человек.

Знаете, помолилась за этих людей и попросила Бога, чтобы он не отворачивался от моей родины. Это так плохо – быть вдалеке от своей родины и узнать о беде, произошедшей там!

У меня тогда сложилось чувство, что если бы я была дома, то смогла бы предотвратить землетрясение. Я бы с удовольствием в ту же минуту вернулась на родину, но, к сожалению, на руках у меня был обратный билет на более позднее число…Но я почувствовала, что люблю свою родину в отдалении еще сильнее.

И еще я поняла, что счастливый человек, поскольку в отличие от моих соотечественников в эмиграции у меня была возможность вернуться домой.    

И вот наконец после нескольких дней, проведенных в Европе, пришла пора вернуться в Узбекистан. Когда я летела в самолете, думала, как приземлюсь, протру свои глаза горсткой родной земли, что я потом и сделала.

После моего возвращения на родину, там началась сильная жара - просто адская, но все равно мне было хорошо, поскольку это моя родина.

Я - мать, а какая мать хотела бы своих детей воспитывать на войне? Таких матерей нет! Если женщина любит своих детей, то и родину свою она тоже любит! Я не враг своего народа!

Уважаемый президент! Сталинские времена репрессий давно уже прошли. Но меня до сих пор не оставляют в покое Ваши подчиненные. Почему?

Знаете, какова моя цель обращения к Вам? Я не планирую бежать из своей страны! Мой ребенок – инвалид, и я с ним не хочу оказаться на чужбине! Если я выеду за границу, мой ребенок там умрет!

Так вот у меня какая к вам просьба. Уважаемый президент, вы меня не застрелили прошедшей зимой, так расстреляйте меня и моего ребенка 1-го июня.

Если до сих пор не останавливаются преследование меня со стороны  СНБ и УВД, то, мне кажется, это будет единственно правильный путь.

Если мне не дают спокойно жить на моей родине, то я же имею права попросить что-то взамен!  Мое тело и могила должны остаться на родине! А спасти меня от преследований СНБ и УВД, я думаю, можете только вы...

Гульшан Караева, председатель областного отделения Общества прав человека Узбекистана по Кашкадарьинской области».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.