Ровно десять лет назад на политическом небосклоне Кавказа засверкали две путеводные звезды: Михаил Саакашвили и Ильхам Алиев. Они появились и засверкали почти также неожиданно, как полвека назад в этих же небесах пересеклись две другие звезды – Гейдар Алиев и Эдуард Шеварднадзе. Истории попытались навязать надуманный стереотип об антагонизме двух исторических путей – истории пытались навязать надуманную мысль об антиподах Саакашвили и Алиеве. Революционного лидера, олицетворявшего лучезарную свободу, противопоставляли самовластному правителю, который отождествлял собой карающий режим деспотии.

Они пришли во власть почти в один день, в один и тот же исторический день – Саакашвили ворвался в заброшенный и запущенный дворец Шеварднадзе на локомотиве революции, а Алиев тихим, но уверенным и гордым, к тому же размеренным шагом вошел в опустевший и ослепительный дворец своего отца. В Тбилиси вся площадь революции была усеяна лепестками колючей розы революции, а насыщенный фимиамом воздух звенел от революционных маршей, а в Баку на улице преемственности власти было раскидано множество шипов розы эволюции, а бакинский воздух был перенасыщен траурной мелодией по усопшему президенту. Грузии предрекали новую жизнь и новую эпоху, расцвет и демократию, развитие и европейскую жизнь, а Новому Азербайджану предсказывали скорый конец и новую революцию, кризис, плач и страдание… В мире было объявлено, что Грузия приблизилась к истине, а вот Азербайджан удалился от жизни. Грузия была представлена миру, как страна истины, направившая весь бывший Советский Союз к освобождению, а Азербайджан - как самое страшное, как страну политического расизма, несущую зло, насилие и коррупцию…

Ровно через 5 лет революционер Саакашвили подвел свою страну к местному концу света – инакомыслящие были загнаны в тюрьмы, многие политические противники физически устранены, площадь революции, откуда и пришел сам буревестник розовой революции к власти, усеяна телами раненых людей, требовавших, как некогда сам Михаил, свободы, равенства и справедливости. Под Тбилиси стояли русские танки, и Грузия навсегда потеряла свои земли, во имя которой сложили голову не одна тысяча грузин. Саакашвили закончил бесславно, легендарные революционные времена оборвались, и внезапно наступила история, которая отвергла президента-революционера. Его нет. Он канул в Лету… Да и судьба страны оказалась неопределенной, Грузия оказалась в ситуации, когда, перефразировав Есенина, можно сказать, что Запад - курит, а Грузия подбирает окурки. Но из этих окурков не растет что-то грандиозное.

Ровно через 5 лет на фоне испепеленной в войне с могучим русским солдатом и утопшей во внутренних передрягах Грузии Ильхам Алиев, объявивший эволюцию роз, добивается совершенно неожиданных успехов. Его теория эволюции роз превращает малюсенький Азербайджан, прежде вызывавший мэтрскую гримасу на лицах сильных мира сего, в ключевую страну Центральноазиатского и Транскавказского региона. В его приемной выстраивается очередь глав европейских государств – от Сербии до Португалии, которые пытаются уговорить сурового и бескомпромиссного восточного владыку на новый кредит. Европа горит в пожаре экономического кризиса. Он помогает горящим и выводит свою страну из охваченной пожаром мировой экономической системы безопасными тропами. Экс-советник Путина по экономическим вопросам Илларионов выразил изумление и непонимание – как Алиеву удалось спасти свою страну от неминуемого экономического коллапса?
Саакашвили бросается за помощью к Алиеву, и тот его спасает из-под гусениц путинских танков, наступающих на Тбилиси. И не только его. Алиев выволакивает из долговой трясины задавленного Кремлем Лукашенко, подставляет плечо Илиеску и другим президентам восточноевропейских государств – его страна, та самая, которой предрекали неминуемый коллапс, превращается в кислородную (энергетическую) подушку для Европы. Он похлеще Саакашвили, и тоже во имя интересов собственной страны идет на конфронтацию с сильными мира сего – бьется с Вашингтоном, вступает в войны нервов с Тегераном, Анкарой, Брюсселем… Но не как Саакашвили, сломя голову. Он просчитывает каждый шаг, выверяет каждое решение, и понимает, что не имеет морального права жить так, как будто бы сейчас же должен умереть, ибо это не есть стремление к истине; с позиции главы государства на нем слишком непосильный груз – бремя собственной страны.

Его авторитет и сила во всех этих схватках, из которых он вышел победителем, зиждились на богатстве страны, которое он приумножал, на силе страны, которую он и создал, на авторитете страны, который непосредственно связан с его личным авторитетом. За всю историю Баку было начато второе градостроительство. Второй нефтяной бум вызвал второе появление нового Баку. Из развалин нищего, опустевшего и почти хрущевско-брежневского города Алиев поднял новый город ослепительной красоты, на который озираются из Тбилиси, Москвы и Еревана. Он стал поднимать и провинцию с колен. Струйка нефтедолларов потекла и в прежде опустевшие азербайджанские села и регионы, где не оставалось следов жизни.

За всю свою историю азербайджанцы никогда так благополучно и хорошо не жили. Да, не все еще в порядке с экономическим укладом, и возможно, правы критики, утверждая, что абсолютная часть азербайджанской экономики составляет теневая экономика и коррупционная пирамида, но покажите мне одну, хотя бы одну страну из бывшего лагеря Варшавского договора, включая Югославию с Болгарией, на которую с завистью заглядывались советские люди, которые привели свою экономику в полное соответствие со стандартами западноевропейской экономики.

А как же иронично встречали восхождение Алиева во власть его противники...

«Он не готов управлять страной! У него нет опыта! Это ему не нужно! Это слишком тяжкое бремя для нашего Бэби Дока…», - с такими чопорными обиняками встречали его во власти как соратники отца, так и противники на баррикадах. И он, вроде бы человек без опыта государственного управления, усмирил противников и покорил соратников. Но те, кто до сих пор не может смириться с этой феноменальной победой не готового к власти Алиева, апеллируют к последней соломинке из скважины – нефти, дескать, если бы не нефть, то ему не удалось бы достичь этой эпохальной победы. После этого я задаюсь новым вопросом – почему же тогда нефть не уберегла Каддафи и не спасла иранского шаха Пехлеви? Хотите, приведу еще десяток примеров…

Алиева обвиняют в диктаторских замашках, в своенравии, порой в деспотии, и я часто задумываюсь, почему же на новых развилках истории обвиняли в диктаторских замашках Ататюрка, любимца Америки Фиделя, реформатора Куан Ю, созидателя Дэна, да и того же Саакашвили… Спросите у грузин и  послушайте их рассказы о годах правления буревестника. История учит, что в стране, где отсутствует адаптированная, сложившаяся и традиционная политсистема, правителю, взвалившему на себя миссию созидания не только нового облика, но и самой новой страны, трудно уберечь себя от решений и действий, которые многим покажутся несправедливостью.

Можно ли творить несправедливость во имя добродетели и счастья человеческого? – На этот извечный философский вопрос никто еще не получил честного ответа. И еще это вопрос исторической памяти. Как и каким останется правитель в истории?

Об этом сложно судить, поскольку все зависит от летописцев, которые оставят будущим поколениям нашу историю: будут ли скрыты обстоятельства, могущие нанести бесчестие, или правление будет чрезмерно преувеличено и будет преувеличено то, что может прославить и возвеличить. Поэтому оставим историческую оценку сегодняшнего Азербайджана историкам. Но если дать оценку настоящему (без историзма) – то эволюция роз Ильхама Алиева создала новую страну – с сильной властью (в том, в чем нуждается страна на стыке эпох), процветающей экономикой, ярковыраженной энергетической стратегией, направленной на усиление государства. Да, надо признать, что во главе угла политики Алиева стоит не человек, а государство. Но если это не удалось даже теории революции роз – оглянитесь на Грузию, Украину, Молдову и Киргизию, то смогла бы достичь торжества либерализма эволюция роз? И еще - Алиев не президент Австрии или Швеции, которые прошли многовековой исторический путь – революций, монархий, катаклизмов, войн, распадов и созиданий, а глава государства, которое могло просто и не состояться. Государство, которое еще 20 лет назад не смогло встретить достойно армию нищенской Армении. Государство, которое априори называли страной-банкротом. То есть, ему пришлось создавать это государство практически голыми руками. И он сделал это.

В 52 года, прожив полвека, он за 10 лет сделал то, чего не удалось сделать никому за всю новую политическую историю. Да, в этом есть и предзнаменование, воля небес, сопутствие счастья, бесспорно – он словно родился в рубашке, ибо всю жизнь ему сильно везло, но нельзя отвергать и его способность помогать предначертаниям судьбы. Счастье тоже как власть, надо и его суметь подчинить себе. Но именно ему, а никому другому удалось создать сильное азербайджанское государство и обеспеченное азербайджанское общество.

Ирония судьбы – виновника торжества новой исторической революции в неоСССР вдребезги разбитого Михаила Саакашвили трудоустраивает Ильхам Алиев, которому предвещали неизбежный крах.

Мало родиться сыном Гейдара Алиева, главное - перерасти самого Гейдара Алиева. Удастся ли это Ильхаму Алиеву? Самое парадоксальное в его истории то, что он лишь в начале своего политического пути.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.