Как сообщила во вторник одна российская газета, Москва заключила с военным правительством Бирмы очередную крупную сделку о поставках оружия. Это соглашение на сумму примерно 570 миллионов долларов предусматривает закупку военной хунтой Бирмы 20 истребителей МиГ-29. Хотя российское государство недавно заявило, что намерено подписать новый важный договор с Соединенными Штатами о сокращении ядерных вооружений, последние новости говорят о том, что правительство России по-прежнему придает огромное значение ничем не ограниченной экспортной торговле оружием. Учитывать такую динамику в политике крайне важно для США в интересах разрешения проблемы ядерного противостояния с Ираном. Но это важно и в более широком плане, чтобы точно предугадывать действия России в области сотрудничества с Соединенными Штатами по правам человека.

В конце октября администрация Обамы заявила, что пересмотрит прежнюю политику администрации Буша и поддержит в ООН международное соглашение в области торговли оружием. Теоретически данное соглашение исключает возможность поставки оружия таким странам как Бирма, у которых особенно скверная репутация в области соблюдения и защиты прав человека. Россия вместе с такими государствами как Иран, Сирия и Куба настроена решительно против этого перспективного соглашения. Если смотреть на вещи сквозь призму реальности, то причины такой позиции понять нетрудно. Кроме многомиллионных соглашений с бирманской хунтой российское правительство также заключает выгодные сделки на поставку оружия и с другими государствами, имеющими отнюдь не безупречную репутацию в мире. Россия осуществляет крупные поставки вооружений в Иран, который, как я писал на прошлой неделе, рискует спровоцировать региональную войну на Ближнем Востоке, а также заключает масштабные контракты с Венесуэлой о продаже ей оружия. Весьма заманчиво и соблазнительно считать Уго Чавеса этаким комическим персонажем, однако та поддержка, которую он продолжает оказывать накротеррористам в Колумбии, является огромным препятствием для достижения мира в этой стране, а также для стабильности во всей Латинской Америке.

Таким образом, проанализировав российскую политику в области экспорта вооружений, мы можем сделать четкие выводы.

Во-первых, вне зависимости от государства-импортера оружия, российское правительство вряд ли поддержит ограничения в области экспорта вооружений, если у него не появятся достаточно важные, на его взгляд, основания для таких ограничений. Например, чтобы получить возможность хотя бы начать разговор о поддержке Россией более жестких санкций против Ирана, администрации Обамы пришлось пойти на крупнейшую уступку, отказавшись от создания системы противоракетной обороны в Европе. Во-вторых, хотя Россия действительно проявляет стремление к подписанию нового договора о сокращении вооружений с США, это не следует воспринимать как готовность российского правительства уделять больше внимания таким вопросам, как расширение прав человека во всем мире.

По крайней мере, в ближайшей перспективе Россия в своей политике экспорта вооружений будет действовать, исходя из анализа затрат и прибылей. В этом анализе важнее всего экономическая выгода. И пока потери политических шансов и возможностей из-за той или иной сделки по продаже оружия не станут для российского правительства слишком велики, чтобы их можно было игнорировать, основное внимание России будет по-прежнему приковано к г-ну Доллару.