Во вторник премьер-министр России Владимир Путин призвал к созданию новых наступательных систем вооружения с целью «сохранения стратегического баланса» с Соединенными Штатами Америки.

Также российский лидер потребовал от Вашингтона раскрыть дополнительные подробности плана развертывания систем противоракетной обороны и уточнить, какие будут применяться технологии. Путин выступил с предупреждением: существование мощного противоракетного щита (эта перспектива уже давно раздражает и нервирует Кремль) может придать Вашингтону столько уверенности в собственной безопасности, что он начнет взаимодействовать с остальными странами мира более агрессивно.
 «Даже в условиях “холодной войны” мир был сохранен благодаря балансу сил», — сказал Путин.

Эти провокационные высказывания, сделанные человеком, которого почти все считают самым могущественным из российских лидеров, символизируют давние взаимные страхи и противоречия в мировоззрении. В это самое время американская и российская делегации с трудом заканчивают переговоры о давно ожидавшемся заключении договора о сокращении ядерных арсеналов.

В общих чертах эта договоренность была достигнута в апреле, и будущий договор все гордо представляли как краеугольный камень проекта администрации Обамы (Barack Obama) по восстановлению серьезно испорченных отношений с Москвой. Президент Обама и его российский коллега Дмитрий Медведев договорились сократить свои ядерные арсеналы на целую треть.

Тем не менее, до подписания договора, похоже, далеко, даже несмотря на смутные надежды, вырисовывающиеся в официальных заявлениях с обоих сторон. Действовавший ранее договор о сокращении стратегических вооружений истек в начале декабря, а сформулировать новый договор тогда так и не успели. Похоже, что и к концу года не успеют, хотя раньше это и ожидалось: еще до Рождества, в выходные, обе делегации свернули работу и разъехались по домам.

Тем не менее, во вторник США официально заявили, что комментарии Путина их не поколеблют.

«Мы добились существенного прогресса в переговорах и по-прежнему уверены, что в январе, когда они возобновятся, мы сможем прийти к окончательному соглашению», — заявил один из официальных представителей США, пожелавший остаться неизвестным из-за конфиденциального характера переговоров.

Подобная уверенность звучала и в высказываниях российских официальных лиц, в частности, министра иностранных дел Сергея Лаврова, заявившего на прошлой неделе, что процесс переговоров находится «на финишной прямой». В начале декабря Лавров жаловался, что американская сторона тормозит ход переговоров.

Переговорный процесс натолкнулся на некоторые разногласия из-за планов США строить систему противоракетной обороны и из-за способов контроля уничтожения противной стороной ядерных вооружений.

Во вторник Путин, пожалуй, высказался наиболее остро, выразив презрительное отношение к отчаянно необходимому договору.

«Знаете, некоторые думают, что он [договор] вообще никому не нужен. А некоторые думают, что нужен», — сказал он.

Отмахнувшись от вопроса о уже достигнутых договоренностях по ядерным вооружениям («их наличие лучше, чем их отсутствие»), Путин заявил, что обеим странам все еще нужно вооружаться друг против друга.

Россия глубоко озабочена планами США строить противоракетный щит. Развернуть аналогичную оборонную систему Москва не планирует, да и денег на это нет. Требования России объединить переговоры по сокращению вооружений с переговорами по ПРО США отвергли.

То, что США решили отказаться от размещения в Польше и Чехии радарной базы и ракет-перехватчиков, почти всеми рассматривалось как уступка яростным возражениям России, не желавшей видеть оборонные системы в такой близости от своих границ. Но Москву это, похоже, совсем не смягчило. Российские лидеры требуют от США информации о том, что они будут делать вместо тех баз.

Кремль боится не только того, что ему бросают вызов с территории, долгое время входившей в сферу влияния Москвы, но и того, что когда-нибудь система противоракетной обороны США окажется настолько мощной, что сможет нейтрализовать ядерный арсенал России. Это станет тяжелым ударом для страны, все еще мечтающей вернуть себе положение сверхдержавы, несмотря на относительную слабость своих обычных вооруженных сил.

«Опасность, которая здесь возникает, состоит в том, что наши партнеры построят зонтик, который защитит их от нашего наступательного оружия, и будут чувствовать себя в полной безопансости, — сказал Путин. — Баланс будет нарушен, и тогда они начнут делать, что захотят, и агрессия немедленно вступит в действие в реальной политике и экономике».

Произнеся все эти остерегающие слова, Путин в еще большей степени произвел впечатление человека, фактически обладающего правом вето в вопросах стратегической важности, хотя военными и внешнеполитическими делами по идее должен ведать Медведев.

Путин выдвинул Медведева, давно бывшего его подчиненным, на роль наследника на президентском посту, так как конституционные ограничения вынудили его оставить высший пост в российском государстве. Теперь Путин засел в кабинете главы правительства, и почти все считают его волю главной движущей силой российского государства. Многие наблюдатели ожидают, что в будущем он опять станет президентом.