Почти два года назад в СМИ появились сообщения о том, что Министерство обороны (МО) России планирует закупить израильские беспилотники, а у Франции приобрести десантные корабли типа «Мистраль», и это сразу же вызвало бурю возмущения в «патриотических» кругах. Однако импорт вооружений для России всегда был обычной практикой. Она покупала оружие за границей, начиная с XIII-XIV веков до конца Второй мировой войны, и даже после нее Советский Союз не мог обойтись без образцов или компонентов вооружений западных стран.

Тем не менее с появлением вышеупомянутых сообщений часть российского общества выразила острое недовольство планами МО. Например, это сделали лидер КПРФ Г. Зюганов, писатель и редактор патриотической газеты «Завтра» А. Проханов, президент Академии геополитических проблем генерал Л. Ивашов и другие известные личности, уже не говоря о рядовых посетителях различных форумов, которые за такие шаги открыто проклинают всю российскую власть во главе с Д. Медведевым (В. Путина кстати почти не трогают), а министра обороны А. Сердюкова вообще называют предателем Родины.

Почему против?

Критикуют в основном по двум причинам. Во-первых, большая часть российского общества, начиная с советских времен, привыкла к мысли, что советское (российское) оружие является лучшим в мире, и Россия сегодня как в свое время СССР не только способна производить современное вооружение, но и экспортировать его в более чем 70 стран мира. Поэтому разговоры о низком качестве российского оружия и отсталости его технических характеристик от мировых стандартов для многих стали откровением.

Во-вторых, предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК) России теряют заказы на свою продукцию. По словам российского военного эксперта А. Гольца, ВПК сейчас не в состоянии производить необходимое количество современного вооружения и хочет дальше делать оружие советского типа. Однако МО оно не нужно, и производители сталкиваются с финансовыми проблемами, в результате которых они вынуждены снижать рабочим заработную плату и увольнять лишний персонал. Не зря 15 декабря 2010 г. на встрече с Д. Медведевым председатель профсоюза работников оборонной промышленности А. Чекменев выразил обеспокоенность перспективой того, что «заказы на вооружение для российской армии будут размещаться за рубежом». Кроме того, после мартовских жалоб Командующего сухопутными войсками генерала А. Постникова на низкое качество и высокую цену российских танков и предложения покупать немецкие «Леопарды», представители ВПК заявили о том, что у МО будет проведен митинг противников закупок вооружений за границей.

Почему покупают?

Так почему же Россия покупает чужое оружие? Ответ ясен: российских военных больше не удовлетворяет качество продукции «родного» ВПК. Кроме того, некоторые виды военной техники и отдельные ее компоненты на настоящий момент в России вообще не производятся. Другая, возможно, даже более веская причина – получение и национальное внедрение новейших военных технологий, которые передаются вместе с крупными заказами. Наконец, приобретение французских, немецких или итальянских образцов вооружения имеет и политическое значение.

Вышеупомянутое высказывание А. Постникова о низком качестве местной военной техники – не первое. Такие заявления начали появляться в российской информационной среде примерно с 1995 г., и со временем их количество только росло. Примером может служить публикация «Независимого военного обозрения» при «Независимой газете» от 10 августа 2001 г., в которой рассказывается о проблемах качества российского вооружения в 1993-2001 годах. Автор статьи М. Растопшин в частности пишет о том, что утрачена технология производства более чем 100 видов боеприпасов и продолжается значительное отставание от передовых стран в области информационных технологий, микро- и оптоэлектроники, а также в сфере использования компьютерной техники при производстве оружия. Кроме того, он задается вопросом, почему в российских ВС осталось только 30 процентов современного вооружения и какой будет его боевая готовность в будущем с учетом низкого качества продукции местного ВПК? В качестве основных причин последней проблемы М. Растопшин называет недостаточное финансирование, маленький объем оборонзаказа, а также старение квалифицированных кадров и их уход в коммерческие структуры.

Изменилось ли что-нибудь за прошедшие десять лет? Вряд ли, ситуация скорее ухудшилась нежели улучшилась: промышленное оборудование без должного темпа обновления еще больше износилось и устарело, старые кадра окончательно состарились или ушли из жизни, утрачено еще больше производственных технологий.

Теперь уже бывший заместитель министра обороны генерал В. Поповкин в середине прошлого года в ответ на критику за покупку израильских беспилотников заявил, что российская промышленность не смогла создать для военного ведомства беспилотные летательные аппараты требуемого качества. И хотя на их разработку и производство было выделено более 5 млрд. рублей, сегодня российские беспилотники, по словам тогдашнего замминистра, не могут сравниться с закупаемыми ни по одному параметру. Также негативно В. Поповкин оценил качество производимых в России танков, бронемашин, снайперских винтовок, солдатской экипировки, тренажеров и оборудования военных полигонов, систем связи и управления и т.д.

Какие же предпринимаются меры, чтобы положение дел изменилось к лучшему? Недавно правительство России приняло «Госпрограмму вооружения на 2011-2020 гг.», которая предусматривает выделение на военные нужды огромных по российским меркам средств (около 20 трлн. рублей). Премьер министр страны В. Путин в этой связи отметил, что первостепенное внимание будет уделено созданию высокоточного оружия. Возможно, это поможет улучшить качество российского вооружения. Однако с учетом того, что вышеупомянутая программа уже четвертая в современной истории России (три предыдущие фактически провалились), в ее успех верится с трудом.

Что и у кого покупают?

Крупнейшим зарубежным поставщиком военной техники в Россию является Франция. Уже не говоря о «Мистралях», следует напомнить, что у французской компании «Tales» приобретаются термовизоры для зенитных комплексов «Панцирь-С1», танков Т-80 и Т-90 и для боевых машин пехоты БМП-3; радиоэлектронное оборудование для истребителей Су-30МКИ, Су-30МКМ и МиГ-29СМТ; оборудование из экипировки «солдата будущего» FELINA. С компанией «Sagem Sécurité» готовится контракт на поставку опознавательной системы «свой-чужой» и бортового оборудования для вертолетов Ми-26 и Ка-226. Немало того, что сделано во Франции, можно найти и на предназначенном для Индии авианосце «Адмирал Горшков». Наконец, Россия собирается, например, купить у французов лицензию на производство дизельных двигателей закрытого типа для подводных лодок, а также приобрести технологии производства гидроакустического оборудования и торпедных систем. С этой целью планируется создать ряд совместных предприятий.

Этим же путем Москва идет в отношениях с Италией. Как в свое время заявил В. Поповкин, российские броневики хороши, однако в итальянских бронемашин LMV (M65E) фирмы Iveco солдаты чувствуют себя более комфортно. Кроме того, они более легкие и экономичные. Также, говоря о военном сотрудничестве двух государств, следует заметить, что итальянцы принимали активное участие в создании нового учебного самолета «Як-130», который Россия уже экспортирует в несколько стран мира.

Другим важным и перспективным экспортером вооружений в Россию является Израиль, обладающий целым рядом военных технологий, в получении которых она очень заинтересована. Однако технологическая база израильтян тесно связана с США, и Америка может заблокировать сотрудничество двух стран в этой области. Хотя Израиль и продал России партию беспилотников, на продажу «IAIHeron» с большим радиусом действия был наложен запрет (вероятно, не без участия США).

В небольших количествах Россия также покупает вооружение и военную технику в Германии, Швеции, Великобритании, Испании, Соединенных Штатах и ​​других странах.

В принципе в современном мире это обычное дело. Даже самые в технологическом плане продвинутые государства не могут производить все, что необходимо их ВС. Кроме того, это экономически не выгодно. Поэтому странной выглядит крайне болезненная реакция «патриотической» части российского общества на сообщения о планах разного рода военных закупок за рубежом. По-видимому, ей, выросшей во времена советской автаркии, трудно привыкнуть к новым реалиям.