Едва президент Обама закончил нахваливать «выдающееся взаимодействие» между собой и Дмитрием Медведевым, а также между двумя странами (американский президент даже вновь прибег к «перезагрузочной» терминологии), как российский руководитель обратился к весьма острому вопросу – планам Вашингтона по совершенствованию своего противоракетного щита, и произнес просто потрясающие слова.

«Я уже говорил моему другу Бараку о том, что этот вопрос, вполне вероятно, будет решаться уже в будущем – не сейчас, а может быть, году в 2020-м», - заявил Медведев репортерам во французском Довиле.

Дело не просто в том, что Медведев выбрал до смешного далекую дату, говоря о том, когда две страны смогут договориться. 2020 год имеет особое значение. Согласно оценкам Госдепартамента, именно в этом году Соединенные Штаты развернут ракеты SM-3 Block IIB, которые сегодня существуют только в чертежах. Эти противоракеты предназначены для перехвата ракет средней и промежуточной дальности, которые могут быть запущены с Ближнего Востока.

Поскольку русские видят в этих ракетах-перехватчиках угрозу собственному арсеналу баллистических ракет, указание Медведева на предполагаемую дату их развертывания стало совершенно четким сигналом, прозвучавшим в ходе весьма сердечной встречи с американским президентом на полях международного саммита.

«Он выставил этот временной маркер, - объяснил старший директор по российским и евразийским делам из Совета национальной безопасности Майкл Макфол (Michael McFaul), - чтобы сказать, что нам необходимо начать сотрудничество [по противоракетной обороне] до этого срока, поскольку если такого сотрудничества не будет, нам придется думать о более зловещих сценариях».

На брифинге с репортерами, состоявшемся уже после выступления президентов, Макфол заявил, что русские «неправы», выражая свою озабоченность по поводу американских намерений и возможностей в отношении ракеты SM-3 Block IIB. «Во-первых, скажем прямо, это пока только замысел. Ракеты не существует, - сказал Макфол. – Она появится в неблизком будущем. … Их аргументация такова: «Это у вас есть сегодня. Это ваши сегодняшние технические возможности. И мы не знаем, какие у вас будут технические возможности в 2020 году». А мы говорим, и президент сказал это сегодня вновь: «Сотрудничайте с нами, работайте с нами, вливайтесь в нашу систему. Войдя в нашу систему и начав сотрудничать, вы получите намного более четкое представление и понимание наших реальных возможностей, поймете, что является  выдумкой».

Этот мини-саммит состоялся как раз в тот день, когда американская Палата представителей почти единогласно приняла законопроект о расходах на оборону в размере 500 миллиардов долларов, который грозит задержкой в реализации Договора СНВ-2 (так в тексте – прим. перев.) о сокращении ядерных вооружений, подписанного между Россией и США. Соглашение было окончательно оформлено и утверждено в феврале, и Обама называет его важнейшим внешнеполитическим достижением.

В одном из положений законопроекта запрещается использовать федеральные средства на списание ядерных боезарядов, если руководители Министерства обороны и Министерства энергетики не подтвердят, что остающийся американский ядерный арсенал модернизируется. В другом положении законопроекта главнокомандующему запрещается принимать новую ядерную стратегию выбора целей, а также вывозить определенные системы вооружений из Европы без уведомления Конгресса. Белый дом пригрозил наложить вето на этот законопроект, если данные положения будут сохранены в его окончательной версии, которая пойдет на подпись президенту.

Помощники президента утверждают, что динамика личных отношений между американским и российским руководителями поможет снять обеспокоенность их законодательных органов.

«Я думаю, они могут развивать свои взаимоотношения, могут, говоря откровенно, подталкивать свои правительства, у которых существуют привычки недоверия, как мне кажется», - заявил приехавший вместе с президентом заместитель советника по национальной безопасности Бен Родс (Ben Rhodes).

Есть еще один вызывающий разногласия вопрос, который надо будет решить двум странам и их законодателям. Это вопрос о том, в каком объеме они могут делиться и предоставлять друг другу информацию и секретные технологии двойного назначения, относящиеся к противоракетной обороне. Группа в составе 39 законодателей–республиканцев во главе с сенатором от Иллинойса Марком Кирком (Mark Kirk) написала Обаме в апреле письмо, в котором потребовала дать письменные гарантии того, что он не будет предоставлять Москве «данные дальнего обнаружения, засечки целей, слежения за ними, наведения и телеметрии, данные с датчиков и информацию об общей оперативной обстановке, а также американские технологии ракет прямого попадания».

Белый дом на это письмо не ответил.

Бывший офицер Советской Армии, с которым связался канал Fox News, отверг эти озабоченности, назвав их свидетельством остаточного недоверия холодной войны, которое чрезмерно и неразумно.

«Это на самом деле устаревшее мышление, архаичное, - заявил Дмитрий Тренин, работающий директором московского центра Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace.). – Мне кажется, Пентагон, поскольку он отражает взгляды военных, меньше заинтересован в сотрудничестве по ПРО с Россией, чем политическое руководство. А для политического руководства это тот проект, который может изменить политические взаимоотношения. … Я бы сказал, что то же самое относится и к России. Наверное, Кремль больше стремится к соглашению с Соединенными Штатами, в то время как люди из Министерства обороны Российской Федерации заинтересованы в том, чтобы получить побольше денег на создание противоракетной обороны против Соединенных Штатов».

«Это Россия застряла в мышлении холодной войны, - парировал Кирк в интервью Fox News. – Я думаю, Россия хочет за счет соглашения добиться того, чего она не может добиться за счет шпионажа. Дело в том, что  с этим обменом данными она сможет узнать самые секретные аспекты нашей системы ПРО».