Генеральный секретарь НАТО пытается успокоить Москву, которая ощущает угрозу со стороны системы противоракетной обороны Североатлантического альянса.

Накануне встречи министров иностранных дел НАТО и их российского коллеги Сергея Лаврова генеральный секретарь Североатлантического альянса отвечает на вопросы Figaro.

Еще по теме: Глава НАТО называет российскую угрозу "пустой тратой"


Figaro: Проект системы противоракетной обороны НАТО вызывает нешуточное раздражение России. Начальник генштаба генерал Николай Макаров говорит о новой гонке вооружений. Что вы можете сказать по этому поводу?


Андерс Фог Расмуссен: Система противоракетной обороны Североатлантического альянса определенно не может быть причиной возобновления гонки. Наша система не направлена против России. Это пассивная оборона, которая нацелена исключительно на защиту мирного населения. Более 30 стран владеют или намереваются получить технологии создания наступательных ракет. Некоторые уже могут достичь территории НАТО. Нам необходима настоящая защита от этой реальной угрозы. Решение принято, и система будет построена.

- Изменения во внутренней политической ситуации сыграли роль в ужесточении российской позиции?


- Для России это не свойственно. Но масштабные инвестиции в борьбу с искусственным, несуществующим врагом стали бы для Москвы напрасной тратой государственных средств. Государственные финансы России лучше направить на создание рабочих мест и модернизацию экономики. Нельзя не видеть леса за деревьями. За последние два года НАТО и Россия значительно продвинулись вперед. Мы сотрудничаем по Афганистану, в борьбе с торговлей наркотиками и терроризмом. Это гораздо важнее всех споров о противоракетной обороне.



- Как справиться с напряженностью?


- НАТО необходимо приложить больше усилий, чтобы доказать, что с технической точки зрения система ПРО не отразится на соотношении сил с Россией. Кроме того, мы готовы сотрудничать с Москвой по конкретным вопросам, например, объединить наши центры предупреждения о ракетных угрозах и подготовить механизмы обмена данными. В политическом плане мы можем четко повторить то, что говорим с 1997 года: Россия и НАТО не считают друг друга противниками и не будут применять силу друг против друга.

Читайте еще: НАТО и Россия могут защищаться вместе

- НАТО готово взять на себя письменные обязательства, как этого требует глава российской дипломатии Сергей Лавров?  

- Российская сторона требует юридических гарантий. Такой документ требует ратификации в 29 парламентах, и существует риск, что один из них может отказаться. Все это очень сложно и никак не отражается на весомости политического обязательства. Лучшая гарантия для России - это занять более позитивную позицию и расширить сотрудничество с нами.

- Угроза ракетного удара становится все реальнее? 

- Речь идет о реальной и растущей угрозе. Не хочу называть имен, потому что картина вполне может измениться. Но ни для кого не секрет, что Иран входит в этот список. Иранцы сами об этом говорят. Это часть их региональной стратегии. И они не одиноки в этом стремлении.

- В Афганистане НАТО движется по направлению к скорейшему выводу западных войск?


- Разумеется, нет. Речь идет о распланированном и организованном процессе передачи ответственности афганским силам безопасности. К концу года более половины населения страны будет жить на территории под охраной афганской армии и полиции. По моим прогнозам это процесс должен завершиться к концу 2014 года. Кроме того, недавняя конференция в Бонне показала, что весь остальной мир готов оказать помощь Афганистану.

Еще по теме: Россия грозит свети на нет войну НАТО в Афганистане

- Ситуация в Пакистане осложняет расклад?


- Для передачи полномочий в руки афганцев мы также рассчитываем и на помощь Пакистана. Нам нужно его позитивное участие в политическом и военном плане, в частности это касается борьбы с экстремизмом и терроризмом в приграничных регионах. После Ливии пожар перекинулся на Сирию.

- Что может сделать НАТО для помощи мирным жителям?


- Североатлантический альянс не намеревается проводить вмешательство в Сирии. Между странами существует огромная разница. В Ливии НАТО действовало на основании четкого мандата Организации объединенных наций при безусловной, в том числе и военной поддержке всего региона. В Сирии ни одно из этих условий не выполнено. Тем не менее, это не мешает нам осуждать репрессии и призывать режим прислушаться к требованиям сирийского народа. Это единственно возможный выход. Франция, как уже говорил Ален Жюппе, выступает за открытие гуманитарных коридоров. 

- Вы можете помочь?

- Не представляют, что может сделать НАТО в Сирии. Кроме того, гуманитарные организации обычно не любят сотрудничать с военными альянсами.

Читайте еще: Разбор заявления Медведева по системе ПРО НАТО


- Вы опасаетесь новой волны сокращений военных бюджетов в Европе в условиях кризиса евро?

- Последствия неизбежны. Главное - добиться инвестиций в нужных объемах. Это означает расширение межгосударственного сотрудничества и уменьшение числа чисто национальных проектов. Нужно добиться масштабирования экономики. Так обстоят дела с соглашением между Францией и Великобританией. Оно может послужить примером для всех остальных.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.