Мне хотелось бы вновь остановиться на российском самолете, сбитом турецкой авиацией, анализируя факты, заявления одних и молчание других.

По всей видимости, Су-24 угодил в тщательно подготовленную ловушку!

Как я уже отмечал, по данным, обнародованным турецкой армией, российский истребитель-бомбардировщик пробыл в воздушном пространстве страны всего 15 секунд, что делает совершенно невозможным радиопредупреждение, пуск ракеты и его уничтожение в «запретной» зоне. Кроме того, охваченный огнем самолет рухнул на сирийской территории, а одного из катапультировавшихся пилотов подло расстреляли во время спуска банды тюркоязычных «союзников» Турции, которые очень «кстати» оказались поблизости. Красноречивое молчание международного сообщества после подобной гнусности лишь подкрепляет возникшие вопросы.

Отмечу и еще один момент. На одной турецкой видеозаписи указывается на патруль из двух российских самолетов. Только это, вероятно, были F-16 (это их обычное построение), которые уже начали преследование. В любом случае, если «агрессоров» было двое, почему ликвидировали лишь одного из них? Только одному не повезло залететь на территорию Турции?

Помимо самих фактов, следует рассмотреть военно-дипломатический международный контекст, который стал результатом сложного переплетения лицемерия и абсурда. Как всем прекрасно известно, Турция вела до недавнего времени двойную игру, которую можно было приравнять к сговору (интерес к контрабандной нефти) с Исламским государством. Но, как член НАТО, она имеет право на внимание и содействие в случае угрозы. А здесь встает вопрос о возможной реакции альянса в случае некоего шага России, который можно будет представить враждебным по отношению к Западу. Мы имеем дело с обострением холодной войны, хотя, как сказал наш президент, Россия становится союзником в борьбе с общим врагом?

НАТО, как ни парадоксально, удалось пережить падение берлинской стены и распад Организации Варшавского договора. Прибалтика на пару с Польшей вступили в альянс. Россия же выразила справедливое беспокойство по поводу этой угрозы и военной активности у ее границ. Во время украинского кризиса Европу, не имеющую собственных военных ресурсов, подстрекала НАТО, которая видела в происходящем хорошее оправдание своему существованию. Кроме того, хотя НАТО и не участвует в войне против ИГ, операция Путина на Ближнем Востоке была воспринята как новое проявление экспансионизма России, что только на руку испытывающему кризис доверия Альянсу.

Президент Эрдоган недавно заявил, что хочет обсудить инцидент с Путиным на конференции по климату в Париже. А тот объявил о введении торговых санкций против Турции и отклонил предложение. Какими бы ни были намерения гостей, обстановка не способствует снятию напряженности…

Что же до Европы, то она сначала распахнула двери перед беженцами, с которыми уже не в силах справиться, а теперь предлагает 3 миллиарда Турции, чтобы спихнуть с себя последствия утопического сострадания, и возобновляет переговоры о вступлении Анкары в ЕС. Быть может, какой-нибудь опытный политик, которому не туманят взор сиюминутные порывы, в состоянии объяснить нам, что вообще сейчас происходит?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.