Если вы думали, что ситуация в Турции уже не может ухудшиться, вам придется подумать снова. Турция на прошлой неделе сбила российский военный самолет, что вызвало дипломатическую напряженность, которая вполне может усилиться.

В центре этого кризиса — не сам инцидент, а тот факт, что российские и турецкие стратегические приоритеты в Сирии входят в противоречие. Россия пришла на выручку режиму Башара аль-Асада, а турки поддерживают различные повстанческие группировки, выступающие против Асада, заявляя, что некоторые из них в последние недели подвергаются российским бомбовым ударам.


Угроза эскалации кризиса между этими странами, которые крайне важны для поиска политического урегулирования в сирийской гражданской войне и для борьбы против «Исламского государства Ирака и Леванта», вызывает обеспокоенность у президента Барака Обамы. Во вторник он призвал Россию и Турцию избегать эскалации кризиса из-за сбитого российского самолета и сосредоточиться вместо этого на «общем враге», каким является ИГИЛ.

Поскольку Обама не желает более прямого участия США в сирийском конфликте, он не обладает особым влиянием на Россию и Турцию. К счастью для США, в данном случае оставаться в стороне — это лучшая стратегия.


Во-первых, ни Россия, ни Турция не нуждаются в американских понуканиях, чтобы продолжать борьбу с ИГИЛ. Да, главный приоритет у русских — это поддержка Асада, через которого они могут оказывать влияние на этот регион, и свои первые удары они наносили почти исключительно по тем целям, которые не имеют отношения к ИГИЛ. Но как отмечал сам Путин, ИГИЛ все-таки представляет угрозу для Асада (и естественно, для России, что показал сбитый этой организацией российский авиалайнер), и Соединенные Штаты могут надеяться, что Москва со временем начнет с ним бороться.


У Турции также есть несколько конкурирующих приоритетов, среди которых обеспокоенность по поводу курдов и терроризма внутри страны. Но в отличие от США, которые видят в ИГИЛ далекую и непрямую угрозу, у Турции — протяженная и прозрачная граница не только с Сирией, но и с Ираком, а поэтому угроза ИГИЛ является для нее непосредственной и безотлагательной. Следовательно, из-за этих угроз стратегического характера ни Россия, ни Турция не откажутся от борьбы против ИГИЛ, даже если взаимная враждебность между ними сохранится.


Во-вторых, американское вмешательство в процесс мирных переговоров на деле будет мешать достижению главной цели США в Сирии: борьбе против ИГИЛ. Обама последние пять лет твердит о том, что уход Асада является непременным предварительным условием для заключения мирного соглашения, и продолжает надеяться, что русские изменят свою точку зрения. Во вторник президент заявил: «Я думаю, вполне возможно, что в ближайшие месяцы мы увидим, как меняются расчеты у русских, которые признают, что гражданской войне в Сирии пора положить конец».

Но из-за российского вмешательства на стороне Асада такая позиция превратилась в настоящую фантазию. И не только из-за него. Эта позиция исключает оптимальную стратегию по уменьшению влияния ИГИЛ в Сирии, которая предусматривает возрождение некоей стабильности в стране, дабы государство (с международной поддержкой) восстановило монополию на применение силы в пределах своей территории. Чем дольше Обама будет отказываться от рассмотрения такого варианта, тем дольше проблема ИГИЛ в Сирии будет сохраняться.

И наконец, хотя Обама наверняка подвергается политическому давлению внутри страны, и от него требуют наращивать борьбу против ИГИЛ, факт в том, что военные действия — США, России или Турции — вряд ли предотвратят будущие террористические атаки против Америки, а скорее всего, даже повысят их вероятность. Важно помнить, что ИГИЛ родился из хаоса иракской войны, и активизация борьбы не устранит те условия, которые привели к его возникновению.

Более того, теракты типа тех, что произошли в Париже, невозможно сдержать посредством уничтожения военной организации ИГИЛ в Сирии и Ираке. Парижские нападения были осуществлены европейскими гражданами, вдохновленными идеями «Исламского государства». Сколько бы бомб ни сбрасывали Россия или Турция, они не смогут предотвратить повторение терактов. С учетом всего этого США лучше отойти в сторону в Сирии и сосредоточиться на том, чтобы наша разведка и службы внутренней безопасности предотвращали террористические акты столь же эффективно, как они делали это после 11 сентября.

Тревор Тролл — адъюнкт-профессор Университета Джорджа Мейсона, старший научный сотрудник Института Катона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.