Директор национальной разведки Джеймс Клэппер (James R. Clapper) выступил во вторник с предупреждением о том, что Северная Корея увеличила производство ядерных материалов оружейного класса, и ясно дал понять, что теперь администрация Обамы в качестве основной ядерной угрозы рассматривает не Иран, а затворническое правительство в Пхеньяне.

С этим предостережением Клэппер выступил в сенатском комитете по делам вооруженных сил, представив ему свой ежегодный доклад с анализом мировых угроз. Оно прозвучало через день после того, как президент Обама позвонил лидерам Японии и Южной Кореи, чтобы успокоить их. Дело в том, что из-за запущенного Северной Кореей спутника там возникли серьезные опасения, что Пхеньян может нанести по этим двум странам ракетно-ядерный удар.

«Пхеньян продолжает производство расщепляющихся материалов и разработку баллистической ракеты для запуска с подводной лодки, — сказал Клэппер. — Он также настойчиво создает ядерную ракету большой дальности, способную создать прямую угрозу Соединенным Штатам, хотя эта система пока еще не прошла летные испытания».

В своем выступлении Клэппер поставил Северную Корею во главу своего списка ядерных и прочих угроз, связанных с распространением оружия массового уничтожения. Американские разведывательные ведомства сообщают, что Северная Корея расширила предприятие по обогащению урана в своем главном ядерном комплексе в Йонбёне и снова запустила реактор по производству плутония. По словам Клэппера, КНДР уже через несколько недель или месяцев может начать извлечение плутония из отработанного реакторного топлива.

Иран вызывает у Клэппера меньшую тревогу, хотя прежде он на протяжении многих лет возглавлял список ядерных угроз. Как заявил Клэппер, сейчас пока нет указаний на то, что Иран нарушает условия заключенного прошлым летом ядерного соглашения с Западом. Он отметил, что эта сделка «должна стать вразумляющим фактором для других стран» на Ближнем Востоке, которые грозили начать собственные программы по созданию ядерного оружия, чтобы иметь средства для сдерживания ядерного Ирана.

Вместе с тем, Клэппер заявил: «Мы в разведывательном сообществе по-прежнему относимся к этому с недоверием, стремясь все проверять».

По его словам, иранское руководство увидело в этом соглашении возможность добиться снятия санкций, сохранив при этом ядерный потенциал. У Ирана по-прежнему самый обширный арсенал баллистических ракет на Ближнем Востоке.

Распространение ядерного оружия это лишь один пункт из длинного списка угроз, о которых говорил Клэппер. Это и несостоятельные государства, и миграционный кризис, и террористические заговоры «Исламского государства», и потенциальные кибератаки. «За 50 с лишним лет работы в системе разведки, — сказал он, — я не припомню такого многообразия вызовов и кризисов, как сегодня».

В частности, «Исламское государство» стало еще более смертоносным, создав восемь филиалов, умело пользуясь кибернетическими инструментами и добиваясь беспрецедентных успехов в вербовке новых боевиков. По оценке Клэппера, с начала гражданской войны в Сирии туда перебралось 38 200 иностранцев, в том числе, 6 900 человек из стран Запада.

Директор Разведывательного управления министерства обороны генерал-лейтенант Винсент Стюарт (Vincent R. Stewart), выступавший вместе с Клэппером, дал прогноз, что «Исламское государство» в 2016 году «вряд ли будет пытаться осуществлять атаки в Европе и проводить нападения на территории США».

Теперь, когда Северная Корея в быстрой последовательности испытала ядерное устройство и запустила спутник, Белый дом все больше недоволен тем, что оказался не в состоянии сдержать правительство в Пхеньяне. За несколько дней до запуска спутника Обама говорил с лидером КНР Си Цзиньпином, призывая его оказать воздействие на КНДР и предотвратить эти действия.

Соединенные Штаты начали переговоры с Южной Кореей о размещении на Корейском полуострове системы высотной зональной обороны на театре военных действий (THAAD). Вопрос о развертывании этой системы напряженно обсуждается в Сеуле, поскольку такие действия могут осложнить его и без того непростые отношения с Пекином.


В понедельник китайское правительство выразило «глубокую озабоченность» возможным развертыванием системы ПРО в регионе, поскольку зона действия РЛС этой системы охватывает его территорию.

Белый дом старается не критиковать Китай за то, что он не может обуздать Северную Корею. Вместе с тем, Клэппер подчеркнул, что доля КНР в торговле Северной Кореи составляет 90%, и что он ежегодно покупает в этой бедной стране уголь на сумму 1,2 миллиарда долларов.

«Если кто-то и может оказать влияние на Северную Корею, — сказал он, — то это Китай».

Чиновники из Белого дома не стали называть Северную Корею мировой угрозой номер один в плане распространения оружия массового уничтожения. Но поскольку Иран сегодня выполняет условия ядерной сделки, а северокорейский лидер Ким Чен Ын встал на путь провокационных действий, Пхеньян явно потеснил Тегеран, оказавшись в центре внимания президентской команды национальной безопасности.

«Естественно, мы обеспокоены опасностью ядерного распространения, исходящей от Северной Кореи, — сказал в понедельник пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест (Josh Earnest). А угроза распространения со стороны Ирана, конечно же, серьезно ослабла, потому что международное соглашение мешает ему стать обладателем ядерного оружия».

«Если раньше в списке угроз Иран опережал Северную Корею, — сказал Эрнест, — то сейчас ситуация определенно изменилась».

По словам Клэппера, в последние два года самой серьезной угрозой для Соединенных Штатов стали кибератаки. Выступая во вторник, он упомянул и более скрытую угрозу, связанную с тем, что современный противник может манипулировать данными, причем в любой сфере, начиная с систем наведения оружия и кончая системами вентилей в газопроводах и водопроводах.

Клэппер отметил, что Россия является самым изощренным киберпротивником, Китай одним из самых вездесущих, а Иран и Северная Корея исключительно наглыми.

Клэппер впервые заговорил о том, как «интернет вещей» — автомобили с функцией самоуправления, подключенные к сети телевизоры и управляемые через интернет домашние устройства — предоставляют «новые возможности тем, кто собирает разведывательные данные».

Похоже, это было намеком на то, что Агентство национальной безопасности и внутренние правоохранительные органы могут сегодня подключаться к различным устройствам и к телефонам для осуществления слежки, а во многих случаях для поиска подозреваемых и террористов.

С участием Дэвида Сангера (David E. Sanger).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.