За новостями об успешных совместных операциях российской авиации и сирийских войск при поддержке иракских и ливанских союзников в районе Алеппо последовал хорошо спланированный и прекрасно сыгранный всплеск возмущения. «Российские и сирийские самолеты, вероятно, нанесли удары по пяти больницам и двум школам, в результате чего погибли почти 50 человек», — пишет Le Monde. «Европа и ООН тоже гибнут в Алеппо», — причитает Libération. Что касается нашего нового министра иностранных дел, он сразу же бросается по стопам предшественника и выступает с критикой «действий, которые могут говорить о военных преступлениях».

Обвинения — очень серьезные и, нельзя исключать, что частично, может быть, и оправданные. Но дозволено ли нам пойти дальше слов и исполненной благородства позы осуждения, чтобы спокойно и без лишних метаний посмотреть в лицо этой войне, которая едва ли чем-то сильно отличается от всех остальных?


Когда Гитлер в 1940 году на волне победоносного блицкрига отправил Люфтваффе бомбить Лондон, Ливерпуль и Ковентри, чтобы уничтожить промышленность, посеять страх среди людей и поставить на колени Великобританию, возникает естественный соблазн (на ВВС в этом себе не отказывали) осудить нацистское варварство, которое показало себя еще за три года до этого в Гернике.

Но что насчет британской и американской авиации, которая, когда пришел час поквитаться с «пособниками нацизма», засыпала бомбами Кельн, Гамбург, Берлин и Дрезден со всем их населением, как военным, так и гражданским? Все было сделано с чистой совестью? Когда во время подготовки высадки в Нормандии наши любимые союзники обрушили бомбы на Руан, Кан, Лизье, Бийанкур и прочие железнодорожные и транспортные узы во Франции, погубив более 60 000 мирных жителей, речь шла лишь о том, чтобы расчистить путь для армий. Погибшие просто оказались не в том месте и не в то время. А когда год спустя невиданные до тех пор по мощи бомбы стерли с лица земли Хиросиму и Нагасаки, убедив Японию подписать мирный договор, президент Труман пытался всего лишь спасти жизни американцев, образумить японцев и, быть может, установить американскую гегемонию. И что сказать о миллионе погибших от напалма и газа вьетнамцев, сотнях тысяч иракцев, которые стали «сопутствующими жертвами» американских бомбардировок, чья «хирургическая точность» рас
хваливалась на армейских брифингах, но вызывала сомнения у тех, кто гиб под ракетами, осколочными бомбами, снарядами с обогащенным ураном и прочими изобретательными «игрушками»?

Яичницу не приготовить, не разбив яиц. А войну не провести, не погубив людей. Неужели те, кто осуждают военные преступления России и Сирии, на самом деле не понимают, что война порождает преступления, что она по самой своей природе преступление? Они что, правда, настолько наивны?

Едва ли, ведь они как бы случайно направляют все возмущение и осуждение только против одной из воюющих сторон. Это при том, что множество свидетелей рассказывают о зверствах ИГ и «Джабхат ан-Нусра», что Исламское государство пустило в ход оказавшееся у него в руках химическое оружие на фоне того, как ситуация начинает складываться в пользу поддержанного союзниками Башара Асада. Поэтому в новой информационной кампании против президента-диктатора Сирии нет ни капли случайности и искренности. Наши поборники нравственности и добродетели смогли бы заставить отступить «умеренную» и не очень оппозицию, нанося удары по одним лишь боевикам? У них есть какое-то чудодейственное решение, чтобы спасти города, улицы, дома, больницы и школы, где сидят не только мирные, но и вооруженные люди (первые обычно становятся живым щитом для вторых)?

Правда в том, что наше руководство и идущие за ним СМИ слепо равняются на позиции Вашингтона и Эр-Рияда, упрямо твердя о необходимости свергнуть президента Сирии, его режим и союзников. Они покрывают свои интересы, сговоры, темные мыслишки, ошибки и заблуждения снежно-белой мантией лживой справедливости и человечности. Но они выбрали свой лагерь. И пусть хотя бы найдут в себе силы честно это признать!