На сирийской части горы Хермон, в прошлом служившей первой линией обороны сирийской армии (которая с точки зрения Израиля относилась к главным угрозам) от этой самой армии не осталось и следа. Последние сирийские коммандос ушли со своих опорных пунктов еще прошлой зимой. Сложности с обеспечением снабжения и необходимость защищать другие, более важные для режима районы, вынудили сирийцев бросить гору. Там теперь остались только военнослужащие контингента наблюдателей ООН. Раньше это были непальцы и солдаты из скандинавских стран, а сегодня — фиджийцы. Однажды израильские офицеры пожаловались индийскому офицеру на трудности службы на горе Хермон в зимнее время. Он с удивлением спросил: «Какая гора? Это с трудом можно назвать холмом».

На сирийско-израильской границе на Голанских высотах больше почти не осталось мест, где бы сирийские и израильские солдаты сидели друг против друга. За исключением небольшого присутствия в анклаве Кунейтры, которую режим еще контролирует (да и то лишь косвенно), это еще друзская деревня Хадер. И в этом населенном пункте открыто присутствует только друзское ополчение, хотя израильские военные считают, что правительственные войска там тоже действуют, вместе с «Хезболлой» и иранским Корпусом стражей исламской революции. Ближайшие позиции сирийской армии находятся севернее, ближе к коридору, соединяющему Кунейтру и Хадер с Дамаском.

С момента вступления в силу соглашения о прекращении огня прошло более месяца, и только сейчас начало сбываться предположение сил безопасности Израиля о ее провале, да и то намного медленнее, чем ожидалось. Бои разгораются с новой силой, хотя все еще не так интенсивно, как до перемирия, на всем пространстве от Латакии на северо-западе через Алеппо и Хомс до Деръа на юге.

Тот факт, что перемирие не распространялось на самые радикальные группировки — «Джабхат ан-Нусру» и ДАИШ — позволяет режиму Башара Асада и российской авиации бомбить и атаковать их, а также вовлекать в бои различные группировки, зачастую связанные местными договорами с «Джабхат ан-Нусрой». Вдобавок, часть оппозиционных группировок по разным причинам так и не приняла соглашения о прекращении огня. Лишь порядка 40 группировок из более чем ста организаций взяли на себя обязательства по перемирию. До следующей встречи за столом переговоров в Женеве остается неясной судьба режима прекращения огня.

В Израиле скептически относятся к заявлению президента России Владимира Путина о выводе войск из Сирии. На самом деле Россия отозвала только одну из двух эскадрилий, разместившихся на военной базе под Латакией и в Тарсусе, на северо-западе Сирии. В Сирии осталось около 20 бомбардировщиков «Сухой» разных моделей и четыре истребителя. Россия также применяет современные боевые вертолеты. Бомбардировки не прекратились, хотя интенсивность сократилась на 30%.

Заявление Путина о выводе войск, вероятно, должно было поддержать политический процесс, который он инициировал в Женеве. Хотя его шансы на успех невелики, главное, что Россия подтвердила, что руководит военными и политическими процессами в Сирии. Россия диктовала режиму, где проводить линии обороны, и какие небольшие территории отвоевывать при поддержке ударов с воздуха во время начавшейся в октябре операции, длившейся до февраля.

США и Европейский союз вынуждены оказывать какую-то поддержку процессу, поскольку у них нет иного выбора. Американцы все еще требуют отставки Асада в рамках дальнейших усилий по поддержанию спокойствия. Но это требование уже не относится к первоочередным. С другой стороны, в Израиле считают, что, в случае успешного продвижения процесса и реализации дипломатических усилий, Владимир Путин согласится на уход Асада при условии, что режим останется прежним и обеспечит существование российской средиземноморской базы в Тарсусе.

Израиль с осторожным оптимизмом относится к шансам победить ДАИШ в Сирии. Поражение, нанесенное правительственными войсками группировке, вынужденной уйти из Пальмиры в конце марта, не было случайным. ДАИШ не в состоянии удерживать обширные территории самопровозглашенного «халифата», особенно в Сирии. Он воюет со слишком многочисленными врагами — США, Россия, государства Евросоюза, Турция, режим Асада, арабские страны и повстанческие организации, включающие курдские фракции. Воюющие против ДАИШ коалиции располагают абсолютным превосходством в воздухе, а теракты, которые его боевики совершили в Брюсселе, Калифорнии и на Синайском полуострове только усилили ненависть. ДАИШ также несет большие экономические потери из-за ударов по его нефтяной индустрии.

Высокопоставленный представитель израильских сил безопасности заявил газете Haaretz: «Разгром ДАИШ в Сирии — это лишь вопрос времени. Это зависит, в основном, от улучшения координации действий между державами и повстанческими группировками, воюющими против него, — между умеренными суннитами и курдами». В Израиле считают, что ДАИШ не выдерживает давления по всем фронтам, и будет вынужден снова отступить на востоке Сирии. С наступлением на позиции ДАИШ в Ираке, которое в ближайшие месяцы будет направлено на захват Мосула, связаны более серьезные трудности. Никто в израильских спецслужбах (так же, как и в западных) не сомневается, что группировка использует новые ячейки в Европе и в других регионах, чтобы организовать новые теракты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.