Nasz Dziennik: Госсекретарь США Джон Керри осудил произошедший в Балтийском море инцидент с участием российских боевых самолетов, которые пролетели в непосредственной близости от американского эсминца «Дональд Кук». Мы стали свидетелями очередной провокации?

Анджей Запаловский (Andrzej Zapałowski):
Это продолжение показных действий России в военной сфере, то есть демонстрация силы, призванная предупредить страны НАТО, что они опасно приблизились к черте, за которой находится реальный конфликт. Многие называют эти действия провокацией, но это не так, поскольку они не велись в форме реальной атаки. Россияне постоянно прощупывают страны Альянса, используя свои воздушные и военно-морские силы.

— Россия идет на обострение?

— Возможно, не на обострение, но, как я сказал, она стремится обозначить черту для стран НАТО и продемонстрировать, что она способна проводить ответные акции. Это можно описать так: раз вы приближаетесь к важным для нас с точки зрения безопасности районам, мы приблизимся к вашим. Если бы эти акции были реальной угрозой, они бы разворачивались в другой форме, без предварительных предостережений.

— Министр Ващиковский (Witold Waszczykowski), как и вы, называет эти действия проверкой оборонных систем НАТО. Какова может быть цель этой проверки?

— В таких ситуациях обычно проверяются системы распознавания неприятеля, а также процедуры реагирования. Другой важный аспект — политическая реакция на такого рода акции, которая должна быть мудрой и взвешенной.

— В этом контексте глава польской дипломатии обещал, что на такие действия россиян последует реакция. Каким может быть совместный ответ НАТО?

— Реальным ответом могут стать только учения в «российской» зоне интересов и безопасности, но при этом в международных водах или в странах-членах Альянса, граничащих с РФ.

— Министр обороны Антоний Мачеревич (Antoni Macierewicz) назвал инцидент на Балтике нападением и заявил, что оно «имело характер не предостережения, а реальной агрессии». Вы согласны с таким мнением?

— Я бы говорил максимум о создании условий для возникновения более или менее случайного конфликта.

— Так или иначе, но нельзя ли счесть это проявлением неодобрения и четким указанием на то, что россияне не хотят присутствия американцев в этой части Европы?

— Конечно, можно. Однако было бы наивным полагать, что россияне добьются таким маневрами намеченных целей. Это был элемент более масштабной игры, в которой на Черном море также принимают участие американцы, проводя учения вблизи российских границ. Я могу вообразить себе реакцию США на учения России в районе Кубы или Флориды.

— Россия, судя по всему, считает своим полигоном и стратегической акваторией не только Черное, но и Балтийское море…

— Действительно, у России есть Балтийской флот, который сосредоточен в Петербурге и Калининградской области, а значительная часть Балтики относится к ее территориальным водам. На таких учениях страны НАТО стараются отработать согласованные действия флотов отдельных государств-членов в контексте оказания помощи странам Балтии. Россия, в свою очередь, старается показать, что в случае реального конфликта она справится с такими действиями. Так что мы наблюдаем игру мускулов с обеих сторон.

— Чему служат такие действия, ведь в итоге у кого-то могут не выдержать нервы, и что тогда?

— Современные системы позволяют констатировать, имеет ли тактика подхода к кораблю наступательный характер или это просто демонстрация силы. Практикам ясно, что к кораблю с такими вооружениями, какими оснащен «Дональд Кук», на самолетах с противокорабельными ракетами не подходят. Впрочем, в такой небольшой акватории можно использовать береговые системы. Кроме того, о том, что атака не была реальной, говорят факты, связанные с состоянием всех российских вооруженных сил в этом военном округе. Если они не были приведены в состояние боевой готовности, значит, реальной угрозы со стороны авиации не было.

— Присутствие американского эсминца «Дональд Кук» настолько меняет расклад сил в регионе Восточной и Центральной Европы, что может вызывать обеспокоенность россиян?

— Это, конечно, намеренное преувеличение со стороны россиян, но от них сложно было бы ожидать другой риторики. Такой корабль ничего не меняет в раскладе сил в Балтийском море, он служит лишь элементом поддержки сил НАТО. Россияне также понимают, что эсминец не представляет никакой опасности.

— В пятницу на конференции по Безопасности в Братиславе министр Ващиковский заявил в контексте инцидента в Балтийском море, что Россия обладает потенциалом уничтожения стран и поэтому представляет собой угрозу для их существования. Одновременно он призвал разместить войска НАТО на его восточном фланге. Может ли произошедший инцидент повлиять на решения Альянса, и станет ли это веским аргументом перед грядущим июльским саммитом НАТО в Варшаве?


— Этот подход — скорее наши пожелания, чем то, что можно реально воплотить в жизнь. Последний инцидент не скорректирует решений по поводу присутствия НАТО в Польше. Однако каждая дипломатия использует такие случаи, чтобы акцентировать угрозы, направленные на то или иное государство. Я уверен, что Россия тоже использовала бы такое событие для своих PR-целей. Самое важное в таких ситуациях — тщательно взвешивать слова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.