С конца прошлого года силы сирийского режима при поддержке российских союзников, иракских и афганских шиитских отрядов, а также ливанской «Хезболлы» перешли в наступление и понемногу отвоевывали территорию. Самые впечатляющие успехи были зарегистрированы в районе Алеппо (силы курдского «Демократического союза», пусть не напрямую, тоже предоставили свою поддержку), Дамаска, у горы Каламун и в Пальмире, историческом городе, который можно было довольно легко отбить обратно.

Когда эйфория в Дамаске достигла своего апогея, президент Башар Асад даже заявил, что не остановится, пока не вернет контроль над всей Сирией. Эти слова явно пришлись не по вкусу Владимиру Путину, который впоследствии (14 марта) объявил о выводе российского контингента, хотя это все равно подразумевало его сохранение в порту Тартуса и на авиабазе Хмеймим. Кроме того, как было установлено впоследствии, российских военных не стало особенно меньше, а на смену истребителям-бомбардировщикам пришли вертолеты К-52 и Ми-28, которым проще оказывать огневую поддержку наземным силам.

По всей видимости, никто всерьез не задумался о слабости войск ДАИШ, которые оказали лишь символическое сопротивление наступлению сирийской армии, курдов и отрядов «умеренной» сирийской оппозиции во главе с «Джабхат ан-Нусра» (представительство «Аль-Каиды» в Сирии).

На самом же деле, как говорят военные, ДАИШ отошло на «заранее подготовленные позиции», избежав тем самым потерь в своих рядах, которые вовсе не так велики, как объявлялось раньше. Дело в том, что помимо акций в рамках асимметричной войны (теракты, рейды и т.д.) Исламское государство придерживается стратегии «постоянного наступления». Иначе говоря, для него и речи не может идти об оборонительной позиции, которая была бы воспринята одновременно как тактический и психологический провал. Потому что само существование этого радикального исламистского движения опирается на победную динамику. Она дает ему поддержку населения в подконтрольных регионах и приток добровольцев. Если она пойдет на спад, зачахнет и ИГ. То есть, оно не может принять логику защиты своих позиций от превосходящих числом и решительно настроенных сил. Таким образом, при возникновении неблагоприятной тактической ситуации отряды ДАИШ рассеиваются по окрестностям в ожидании подходящего момента, чтобы перейти в наступление. Естественное растяжение линий противника (с четом растущих расстояний) предоставляет им большие тактические возможности.

Тактика Исламского государства

Базовая ячейка ДАИШ называется «фасиль». Речь идет о моторизированной боевой группе из примерно десяти человек на двух-трех пикапах (иногда с тяжелым пулеметом). У каждого боевика есть автомат и второе оружие: снайперская винтовка или РПГ. Каждый фасиль действует независимо, однако во время фазы наступления объединяется еще с тремя группами того же типа, чтобы сформировать «сарайю». Такой отряд можно сравнить с небольшой ротой в 50-60 бойцов. Помимо четырех фасилей у сарайи есть группы поддержки с тяжелыми пулеметами и даже противотанковыми ракетами. Последние чаще всего — одни из тех, что были поставлены «умеренной» оппозиции. В самых важных операциях несколько сарай могут сформировать «катибу» (батальон) с поддержкой тяжелого оружия: артиллерии и боевых танков, которые по большей части используются как пушки.

Для противодействия авиударам структура сил остается очень гибкой: отряды формируют более крупные объединения лишь в самый последний момент. Особенностью тактики ДАИШ является активное применение заминированных автомобилей для разрыва линии врага: боевики устремляются в открытую брешь, никого не щадя. Обычно против одной цели применяется сразу несколько таких машин, что становится сильнейшим ударом с тактической и психологической точки зрения. Все это подкрепляется огневой поддержкой пулеметчиков и снайперов.

Как сейчас обстоят дела с боями в Сирии?

Подвижные и маневренные отряды ДАИШ сейчас проводят активные контратаки, которые ставят под вопрос превосходство правительственных сил и «умеренной» оппозиции. Та, кстати, продвигалась вдоль турецкой границы по направлению к населенному пункту Ар-Рай, но теперь оказалась в затруднительном положении. Силам ИГ удалось отрезать зашедшие дальше всего на восток подразделения от тыловых баз, несмотря на поддержку турецкой артиллерии с той стороны границы. В руках ДАИШ оказалось немало оружия, в частности американского и российского производства…

На юге Алеппо регулярная армия готовилась к масштабной чистке под руководством генерал-майора Сулейла аль-Хасана, который руководил освобождением Пальмиры и Алеппо. Тем не менее ДАИШ помешало их планам, создав угрозу для линий снабжения из провинции Хама. Командующий иранским спецподразделением «Эль-Кудс» генерал-майор Касем Сулеймани (он «консультирует» силы сирийского режима) в середине апреля отправился в Москву, чтобы в срочном порядке обсудить ситуацию. Если помните, после такой же поездки в августе 2015 года российская армия начала прямое вмешательство в Сирии…

Удерживающие Пальмиру правительственные силы тоже находятся в непростом положении: ДАИШ создает постоянную опасность и грозит отрезать город от тыла. К востоку окруженные в Дэйр-эз-Зауре сирийские силы под командованием генерал-майора друза Исама Захреддина испытывают на себе постоянные удары ИГ.

В Дамаске ДАИШ практически полностью отвоевало лагерь палестинских беженцев Ярмук, часть которого находилась в руках «Джабхат ан-Нусра». Наконец, связанная с ДАИШ бригада мучеников Ярмука укрепила позиции на юго-западе Сирии в провинции Деръа (соседствует с контролируемой Израилем и Иорданией частью Голанских высот), вытеснив мятежников «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам».

ДАИШ, разумеется, несет тяжелые потери, но они очень быстро восполняются. У движения, по всей видимости, нет никаких трудностей со снабжением оружием и боеприпасами… Кроме того, его боевики намного мотивированнее противников, будь-то правительственные войска, «Джабхат ан-Нусра» или «умеренная» оппозиция. Сирийский режим одержал победу на проведенных им 13 апреля парламентских выборах и удерживает позиции благодаря уже упомянутой внешней помощи. У иранцев все складывается не лучшим образом. До недавнего времени в Сирии присутствовали лишь отряды стражей революции, однако в марте у Алеппо к ним присоединились силы 65-й воздушно-десантной бригады, что стало первой операцией иранских регулярных войск за границей. В первые дни боев погибли несколько военных, в том числе полковник.

Таким образом, до поражения ДАИШ еще далеко, а военная ситуация в Сирии (и Ираке) легко может измениться в ближайшие месяцы, особенно на фоне противостояния многих игроков с противоречивыми интересами. Так, например, 17 апреля коалиция повстанцев посчитала, что режим не соблюдает условия прекращения огня и перешла к действиям на севере Латакии. К тому же, конфликт выходит далеко за пределы интересов самих сирийцев и должен рассматриваться в рамках борьбы за влияние между Ираном и Россией с одной стороны и Саудовской Аравией, Катаром, Турцией, США и Европой (без единой позиции) с другой. Китай и Израиль наблюдают за происходящим и подсчитывают очки. Единственный общий фактор: ДАИШ против всех!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.