Ввод российских войск в Сирию стал стратегическим (но не тактическим) сюрпризом, а их выход — стратегическим и тактическим. Сегодня Путин сказал, завтра начался вывод, а весь мир, со всей своей шпионской аппаратурой, потрясенно внимает. Хотя не все войска уходят (останутся новые средства ПВО, несколько бомбардировщиков и дополнительные элементы), сохранится контроль над авиационной и военно-морской базами на сирийском побережье, продолжится присутствие разведки и эксклюзивное влияние на правила игры сверхдержав в Сирии, но основная разрушительная сила отозвана. Эти самолеты за пять месяцев почти полностью разрушили множество городов, деревень и поселков в Сирии.

Смешно, что за секунды до выступления Путина все говорили, что русские останутся, но уже через минуту после его заявления все поспешили объяснить, почему русские уходят: из-за высокой экономической стоимости, из-за низких цен на нефть, из-за болезненной памяти о войне в Афганистане, из-за проблем с Турцией и блоком НАТО, из-за конфликта с суннитским миром. Возможно, все эти предположения верны. Сам Путин сказал, что причина ухода заключается в выполнении задач, поставленных перед авиагруппой. Здесь кроется проблема. Не только из-за того, что поставленные цели не были объяснены до конца, когда российский контингент прибыл в Сирию. Есть и более существенный вопрос: российские силы, судя по ситуации на фронтах, не добились всех поставленных целей и оставили работу недоделанной. Выход осуществлен в не лучшее время с точки зрения режима Башара Асада. О чем речь?

Российская интервенция, без сомнений, спасала режим Башара Асада и помогла ему отвоевать некоторые территории, но она при этом не смогла переломить войну в его пользу или даже осуществить серьезные изменения в текущей ситуации. Во-первых, часть Алеппо, остающаяся в руках повстанцев, не была отвоевана или хотя бы блокирована, а правительственные войска и их наемники не смогли добраться до турецкой границы. Весь район Идлиба на северо-западе Сирии, угрожающий столице алавитского анклава Латакии, остается под контролем повстанцев. В целом, повстанцы продолжают воевать и не отказались от своей цели — положить конец алавитскому режиму Башара. Пострадавшие «умеренные» повстанцы все равно еще живы, а экстремисты вроде «Джабхат ан-Нусры» и ДАИШ почти не были затронуты российскими бомбардировками.

Другими словами, русские уходят, хотя режим Асада не добился никаких стратегических успехов. Ситуация не стабилизировалась, положение хрупкое, и колесо Фортуны еще может совершить несколько оборотов. Поэтому я считаю, что от выхода российских войск больше всего пострадали Асад, «Хезболла» и Иран. В целом Иран тоже вывел большую часть своих войск, и основная тяжесть войны легла на «представителей», а самый сильный «представитель» — это «Хезболла». Из-за ухода русских «Хезболле» придется продолжать воевать и проливать кровь в Сирии.

Так в чем же главная причина вывода российских войск? Я полагаю, что русские за несколько месяцев поняли то, на что у Израиля в Ливане ушло несколько лет: это дело лишено смысла. К этому можно прибавить и все остальные факторы. А политическое урегулирование в Женеве? Я считаю, что это пустые разговоры. Ситуация в Сирии не дает ни малейшего повода для оптимизма на ближайшие несколько лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.