Atlanticо: 14 марта Владимир Путин объявил о выводе войск из Сирии. Что скрывается за этой новостью? В чем мотивы решения?

Ален Родье:
По всей видимости, мы имеем дело с блефом со стороны Владимира Путина. Очень важно внимательно изучить текст заявления и проверить точность перевода. Так, президент России говорит о выводе не всех войск, а «основной части нашей военной группировки». Но это не коснется «пунктов базирования», в том числе авиабазы Хмеймим. Все будет зависеть от масштабов и сроков вывода сил. Если Владимир Путин выведет всего несколько самолетов из полусотни развернутых (не считая 30 вертолетов), это особенно ничего не изменит.

Скорее всего, этот блеф нацелен на Башара Асада. Владимир Путин хочет, чтобы он и его клан стали сговорчивее на переговорах. Не стоит забывать, что президенту Путину свойственны неожиданные инициативы… Так, например, было с Крымом и ликвидацией сирийского химического арсенала. Хотя к вмешательству России в Сирии были предпосылки, оно все же стало сюрпризом. Поэтому такой подход в стиле Владимира Путина. Он действует резко и явно намеревается надавить на правительство Башара Асада и его клан. Ходят слухи о наметившемся похолодании их отношений.


В любом случае, президент Сирии — не единственная цель этого хода: Путин также подает сигнал Западу и Ирану. Тем самым он хочет показать, что готов к переговорам и не зациклен на Асаде. При этом две вовлеченных в ситуацию великих державы, Россия и США, совершенно не заинтересованы в падении режима, потому что в результате к власти могут прийти радикальные исламисты. А это лишь дало бы новый толчок гражданской войне.

Пока что прошло еще мало времени, чтобы можно было прогнозировать, что будет дальше. Нужно внимательно следить за ходом переговоров в надежде, что на них удастся добиться большего, чем в феврале. По всей видимости, Владимир Путин выложил на стол один из своих козырей, и теперь ход за Башаром Асадом. Станет ясно, согласится ли он последовать указаниям России. Если нет, проблема станет тем реальнее, что Путин практически обязался вывести войска недавним заявлением. Как бы то ни было, на самом деле он, по всей видимости, к этому все не стремится. До меня даже доходили слухи, что летом к побережью Сирии отправится единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов». Поэтому не исключено, что Владимир Путин уберет самолеты с суши, заменив их авианосцем. В военном плане возможно несколько вариантов. Я убежден, что все это в первую очередь — политический ход.

— Какие результаты дала российская операция в Сирии? Уместен ли вывод войск?


— Нет. Момент совершенно неподходящий. Вмешательство российских войск позволило остановить наступление «Джабхат ан-Нусры», чьи боевики захватили провинцию Идлиб.

Фронт подступил к Латакии, колыбели режима. Летом прошлого года там сложилась хаотическая ситуация. Российские силы в буквальном смысле спасли ее. Падение Латакии означало бы неизбежный конец Дамаска.

Кроме того, российское вмешательство позволило режиму перейти в наступление, как мы это уже видели в Алеппо, где силам Асада удалось перекрыть идущий на север к Турции канал снабжения (западный канал через Идлиб все еще сохраняется). Дамаск намеревается взять Пальмиру в ближайшие недели и начал наступление на «столицу» ИГ Эр-Ракку (возможно, как отвлекающий маневр). Эта тактика постепенного захвата территории была бы невозможна без российского вмешательства.

То есть, пока что Владимир Путин действовал безошибочно. При этом полный вывод войск стал бы ударом по бесспорной военной победе и политическим поражением.

— С учетом всех этих обстоятельств и текущих переговоров, какой реакции следует ждать от Башара Асада?

— Ему нужно действовать, но выбора у него практически нет. Президент Сирии прекрасно понимает, что вывод российских войск означал бы быстрый (в течение нескольких недель или месяцев) возврат к катастрофической ситуации лета 2015 года. То есть, он вскоре вновь оказался бы проигрывающей стороной. Башар Асад и его клан, без сомнения, выразят недовольство, но в их же интересах вести себя смирно. Асаду остается лишь согласиться или же сжечь мосты. Кроме того, пока еще непонятно, как поведут себя иранцы, чье влияние в Сирии уменьшилось в угоду россиянам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.