Atlantico: Как пишет The Washington Post, Израиль, ХАМАС и Египет сформировали неожиданный альянс против Исламского государства. Как ИГ представляет угрозу для всех трех сторон? На самом ли деле речь идет об альянсе?

Ален Родье:
Стоит вернуться немного назад в прошлое, чтобы в полной мере понять ту угрозу, которую представляет Исламское государство для Синая и всего региона. Эта зона всегда отличалась относительной нестабильностью, поскольку местные племена считали, что каирские власти держат их в изоляции. Кроме того, бедность подтолкнула их к незаконной деятельности, в частности к контрабанде товаров и даже людей.

В южной туристической зоне прошел целый ряд крупных терактов: в Шарм-эш-Шейхе в 1990-х годах, а затем в Табе в 2004 и 2014 годах. Они приписывались различным палестинским группировкам или же радикальным исламистским движениям, которые весьма сильны в Египте. Арабская весна 2011 года подстегнула восстание, и правительственные силы отошли из слишком отдаленного по мнению властей Синая. Врыв российского лайнера Airbus A321 31 октября 2015 года наконец привлек внимание международной общественности к полуострову. Ответственность за него взяла на себя подчиняющаяся ДАИШ группировка «Вилаят Синай».

Речь идет о сформированной в 2011 году салафитской группировке под названием «Ансар Байт аль-Макдис» или «Ансер Иерусалим». Ее задача заключается в борьбе с египетскими властями и, в меньшей степени, Израилем. У движения есть сочувствующие в секторе Газа, которые пользуются доброжелательным нейтралитетом ХАМАС.

Стоит отметить, что в секторе Газа существует несколько группировок, которые поддерживают радикальный ислам и ДАИШ: «Джаиш аль-Ислам» (тесно связана с ХАМАС), «Совет шуры моджахедов» из окрестностей Иерусалима, «Джунд Ансар Аллах», бригада шейха Омара Хадида и т.д. Ориентироваться тут непросто, потому что многие группировки постоянно меняют название в зависимости от событий. Однако пока они не ставят под сомнение авторитет ХАМАС, их терпят. В то же время движение периодически считает нужным напомнить, кто главный в палестинском анклаве, и устраивает энергичные вмешательства для нейтрализации слишком уж активных, по его мнению, элементов. Так, 14 августа 2009 года (то есть задолго до появления ДАИШ) «Джунд Ансар Аллах» попыталось провозгласить в Газе «исламский халифат». Реакция не заставила себя долго ждать: на следующий день были убиты 24 активиста новоиспеченного «халифата», в том числе его эмир, шейх Абдель Латиф Муса. 2 июня 2015 года та же печальная участь постигла Юниса Хуннара (лидера бригады шейха Омара Хадида) который назвал себя представителем аль-Багдади в Газе.

10 ноября 2014 года боевики «Ансар Байт аль-Макдис» официально присягнули на верность ИГ и вывели свою деятельность на международный уровень участием в мировом джихаде Абу Бакра аль-Багдади. Теракт на борту российского лайнера следует рассматривать именно в такой перспективе. Ответственность за него взял на себя Абу Усама аль-Масри (имя, безусловно, вымышленное), который представился лидером «Вилаят Синай». По всей видимости, речь идет о египетском имаме, который учился в каирском университете Аль-Азхар, а затем занялся торговлей одеждой.

Его уже неоднократно объявляли мертвым, однако никаких доказательств представлено не было.

«Вилаят Синай» проводит по большей части повстанческие операции в районе городов Рафах, Шейх Заид и Эль-Ариш. Речь идет в основном о точечных операциях с применением самодельных взрывных устройств, засадах и налетах. 16 июля 2015 года египетский корабль получил серьезные повреждения от выпущенной с берега противотанковой ракеты, а 26 января 2014 года был сбит по меньшей мере один вертолет. На счету «Вилаят Синай» также несколько терактов в каирском регионе.

Примерно раз в полгода проводится крупная операция, которая влечет за собой серьезные потери (каждый раз речь идет о десятках погибших) среди сил безопасности. Чаще всего речь идет о скоординированном нападении на ряд объектов государственной инфраструктуры.

Наконец, исламистские активисты устраивают собственные блокпосты в неконтролируемых египетской армией регионах и обрабатывают местное население, которое относится к ним относительно благосклонно, поскольку устало от репрессий и слепых обстрелов. В первую очередь это касается крупнейшего на севере Синая племени Ас-Сварка. В результате получить разведданные сложно, а мятежники чувствуют себя как рыбы в воде на всей территории и даже устраивают там тренировочные лагеря.

— Если у Исламского государства получится закрепиться в Синае и дестабилизировать его, какие последствия будут ждать Израиль? И ХАМАС?


— Как я говорил чуть ранее, ИГ уже прочно закрепилось в Синае и пользуется поддержкой части населения. Последствия выглядят катастрофическими не только для египетских сил (они становятся целью постоянных нападений), но и для соседних стран. Так, с 2011 года на египетском газопроводе, который идет в Израиль и Иорданию из Эль-Ариша, было зарегистрировано три десятка случаев саботажа.

6 августа 2012 года в результате дерзкого налета были убиты 16 египетских пограничников у блокпоста Керем Шалом. Террористы захватили две бронемашины и попытались провести их в Израиль, однако их нейтрализовали. Операцию приписали «исторической» «Аль-Каиде», которая, скорее всего, действовала через свое палестинское «представительство» «Джахафиль аль-Тавхид валь-Джихад фи Филастин». Не стоит повторять ту же ошибку, что и в Сирии, где наблюдателям свойственно «забывать» об «Аль-Каиде». Но пусть та и старается не привлекать к себе внимания, в ее присутствии сомневаться не стоит.

Так, в регионе Каира и на Синае действует группа «Мурабитун» (так раньше назвалось движение Мохтара Бельмохтара в Сахеле, что, возможно, отнюдь не случайность) во главе с бывшим офицером египетских спецподразделений Хишамом Али Ашмави. Она тоже некогда состояла в «Ансар Байт аль-Макдис», но ее эмир подтвердил верность Айману аз-Завахири. У нее есть связи в Ливии, быть может, даже с «Аль-Каидой» в исламском Магрибе«.

Что еще тревожнее, по информации Вашингтона, некий Хусейн Джуятини, член «Совета шуры моджахедов» (я упоминал эту группировку в ответе на первый вопрос), занимается тем, что «облегчает задачу» ДАИШ. Он отправился в Сирию в сентябре 2014 года и присягнул аль-Багдади. Тогда его послали в Газу с поручением взять на себя руководство переправкой активистов между Африкой и прочими театрами операций халифата, например, Сирией и Ираком. Если эта информация соответствует действительности, получается, что Синай и сектор Газа стали перевалочными пунктами для исламистов ДАИШ.

— Как идет сотрудничество в борьбе с Исламским государством? Какие результаты оно дало к настоящему времени?


— После смещения президента Мурси 3 июля 2013 года отношения Египта и Израиля ощутимо улучшились. Еврейское государство сотрудничает с правительством президента ас-Сиси. По всей видимости, оно даже ведет с Каиром прямой обмен разведданными о радикальных исламистах и «Братьях-мусульманах». Такое сотрудничество возникло отнюдь не вчера: оно существовало еще при Мубараке, но заглохло в период арабской весны, особенно с приходом «Братьев-мусульман» к власти в Каире.

Для противостояния угрозе израильтяне позволили Египту разместить на Синайском полуострове больше войск, чем это прописано по мирному договору 1979 года. В октябре 2014 года на границе между Египтом и сектором Газа была создана буферная зона. Египтяне даже затопили туннели подведенной морской водой.

Израиль в свою очередь с 2010 года усилил стену, которая идет на протяжении 245 километров вдоль его границы с Синаем от Газы до Эйлата.

С ХАМАС — совершенно другая история. Это палестинское движение сохраняет враждебное отношение к еврейскому государству (оно приветствует любые теракты на израильской территории) и считается приоритетным противником властями Израиля. Между ними регулярно проходят перестрелки: последние были 3 и 5 мая. Однако иногда старый и знакомый враг все же предпочтительнее нового. Нельзя допустить, чтобы ДАИШ поглотило ХАМАС.


Сегодня «Вилаят Синай» — одна из самых активных внешних «провинций» ИГ наравне с Ливией, Афганистаном, Йеменом, Саудовской Аравией и Кавказом. Нигерия здесь — отдельный случай в силу специфики «Боко Харам».

Несмотря на присягу ряда движений, в частности «Абу Сайяф» на Филиппинах и ощутимой части «Джемаа Исламия» в Индонезии, дальний Восток еще не получил ярлыка «вилаята». Однако это может произойти уже в обозримом будущем. Все это рисует картину активного расширения халифата: от террористического ядра в Ираке и Сирии (где формируются новые поколения исламистов) по всему миру посредством «провинций»… В войне еще далеко до победы, несмотря на все громкие пресс-релизы.

Как уже отмечалось, Синай и сектор Газа могут стать перевалочным пунктом между Африкой и остальным миром не только для ДАИШ, но и для «Аль-Каиды». Пока два этих радикальных движения соперничают друг с другом, но долго ли это продлится? Именно поэтому нужно прилагать больше усилий. Израиль недавно добился постоянного представительства в НАТО. По словам премьера Биньямина Нетаньяху, «иностранные государства хотят сотрудничать с нами из-за нашей решительности в борьбе с терроризмом, наших технологических ноу-хау и нашей разведки». В данном случае скажу лишь, что давно пора!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.