Ликвидация высокопоставленного лидера «Хезболлы» Мустафы Бадраддина в результате артиллерийского обстрела базы группировки под аэропортом Дамаска, предпринятого повстанцами, стала болезненным ударом для этой организации и ее иранских патронов и показала, как глубоко они увязли в сирийском болоте.

Лишенные единства, армейского командования и политического руководства повстанцы, которых полгода бомбили россияне, успешно ликвидировали человека, считавшегося «начальником генштаба» «Хезболлы» и наследником легендарного командира Имада Мугнии. Это не счастливая случайность, а демонстрацией силы повстанцев, выстоявших, несмотря на все усилия России и Ирана подавить сирийский бунт. Повстанцы показали, что далеки от поражения и разгрома.


Что же до самого Бадраддина, его смерть мало кто будет оплакивать. Он был причастен к огромному количеству терактов, начиная с 1980-х годов, когда толькь начал работать на «Хезболлу» и Иран, и до 2000-х годов. В 2005 году Бадраддин стал организатором убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири. Он также ответственен за множество терактов против израильтян, последний из которых был совершен в болгарском Бургасе в 2012 году. Помимо руководства операциями «Хезболлы» по всему миру, Бадраддин также руководил военной интервенцией группировки в сирийскую гражданскую войну. Занимаясь этой деятельностью, Бадраддин нажил множество врагов, в том числе, в руководстве «Хезболлы» и в Иране, что объясняет слухи, появившиеся в ливанской и арабской прессе, согласно которым, его ликвидировали люди из самой «Хезболлы», а не какие-то внешние враги.

Ликвидация Бадраддина была осуществлена в нелегкое для Ирана и «Хезболлы» время и стала еще одним звеном в цепи неудач, преследующих их в Сирии. Он стал еще одним именем в растущем списке погибших в Сирии боевиков «Хезболлы» и офицеров иранского Корпуса стражей исламской революции. То, что должно было стать быстрым победоносным походом против ослабленных и разрозненных повстанческих формирований, превратилось в топтание на месте и постепенное погружение в вязкую трясину.

В последние недели бои против сирийских повстанцев происходят, в основном, под Алеппо. Мирное население города страдает от беспощадных российских бомбардировок в рамках подготовки наступления на город иранских сил и «Хезболлы». Но оказалось, что у Москвы свои дела, и она считает войну в Сирии частью большей игры, которую она ведет против США и других стран Запада не только на Ближнем Востоке. В конце концов, российская интервенция в Сирии изначально проходила по двум направлениям — военному и параллельному дипломатическому. Россия не считает себя обязанной считаться с иранскими проблемами и требованиями.

И в последние недели иранские силы и боевики «Хезболлы» потерпели под Алеппо серию поражений и понесли беспрецедентно большие потери. Помимо убитых, есть пленные иранские и ливанские боевики. Демонстрация фотографий и видеозаписей пленных в интернете обернулись позором для «Хезболлы» и Тегерана. Очень тонкая линия отделяет успешную военную интервенцию в сирийскую войну, пользующуюся поддержкой на родине — в Ливане и Тегеране — от военно-политического фиаско, сопровождаемого острой критикой в адрес ответственных за провал. Эта красная линия вычерчена кровью погибших в боях, и «Хезболла» с Ираном к ней все ближе.

Похоже, что больше всего Иран и «Хезболла» сегодня обеспокоены тем, что, пока они проливают кровь на сирийских полях сражений, Владимир Путин пожинает основные политические плоды и становится в Сирии все более влиятельной фигурой, которая определяет будущее страны. И это несмотря на то, что он не прислал сухопутные войска, ограничившись применением самолетов для бомбардировок повстанцев с воздуха.

Гибель Мустафы Бадраддина стала предупреждающим сигналом для Ирана и «Хезболлы», но сигнал этот прозвучал слишком поздно и вряд ли может повлиять на ход событий. Они слишком глубоко увязли в сирийском болоте и не могут сейчас выбраться из него.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.