Ракетный снаряд, который находился в руках военнослужащего, стоявшего на палубе российского корабля во время прохождения через Босфор, идентичен тому, что можно видеть на кадрах, на которых боец Рабочей партии Курдистана (РПК) говорит: «Мы сбили вертолет». Более того, ПЗРК в руках российского военного был аналогичен SA-18, с помощью которого 13 мая в Чыглы и был сбит наш вертолет.

«Мы уже видели эту ракету в другом месте. В связи с возникшей ситуацией сейчас перед нами стоит вопрос: это показатель прямой поддержки РПК, или же против Турции создается асимметричный заговор?»

Эти слова принадлежат Абдулле Агару (Abdullah Ağar), отставному офицеру спецназа, эксперту в области безопасности.

Бывший «бордовый берет» Агар, с которым накануне мы побеседовали по телефону, находился в Хаккяри.

Его анализ и оценка инцидента с вертолетом, разбившимся в прошлую пятницу (13 мая 2016 года) в 5.50 утра в районе Чукурджа заслуживают особого внимания.

Инцидент с вертолетом

Эксперт по проблемам терроризма и безопасности Абдулла Агар рассказал нам следующее.

— Для вмешательства в столкновения, которые шли на горной вершине высотой 2 136 метров, расположенной примерно в километре на запад от Чыглы, были задействованы вертолеты типа «Кобра», вылетевшие с ближайшей авиабазы в районе Отлуджа (Хаккяри). Один из пары приближавшихся к району боя вертолетов (AH-1W «Кобра») разбился. Два пилота армейской авиации, летчик и оператор оружия, погибли.

— Вероятность того, что причиной падения вертолета послужила «зенитная управляемая ракета, выпущенная террористами РПК», кажется высокой. И то, что опубликованные этой организацией кадры свидетельствуют в пользу этой вероятности, на самом деле неудивительно. Согласно имеющимся сведениям, к сожалению, это ожидаемое и прогнозируемое событие.


— Известно, что под маской и предлогом борьбы с ИГИЛ в Ираке и Сирии РПК завладела развитыми системами вооружений, или ей позволили ими завладеть, или же это оружие было напрямую передано террористической организации странами или силами, которые ей покровительствуют. Также известно, что в числе этих вооружений — противотанковые и зенитные ракетные системы.

— Кроме того, известен и тот факт, что в прошлые годы террористическая организация целилась и сбивала наши вертолеты такими переданными ей в ограниченном количестве системами зенитных управляемых ракет, как SA-7 «Грааль». В рамках своей новой концепции последнего времени РПК с помощью зенитных ракет «держат наши вертолеты на мушке». Турецкая армейская авиация, стремясь свести к минимуму риски запуска этих управляемых ракет, давно осуществляет тактические полеты с наступлением темноты. Вылеты в дневное время суток совершаются только в случае такой крайней необходимости, как в ходе событий в Чыглы.

— РПК утверждает, что сама уничтожила вертолет, и делится соответствующими кадрами в интернете. На них видно, как террорист РПК сбивает вертолет «Кобра» зенитной управляемой ракетой «российского происхождения» серии SA (SA-7 «Грааль» / «Стрела-2», SA-18 или SA-24).

Мы узнали эту ракету

— SA-18 — ракетная система нового поколения. Она заменила SA-16. Это система с тепловым наведением. В настоящее время она стоит на вооружении российской армии. На кадрах видно, как террорист отсчитывает 12 секунд, после чего происходит запуск ракеты. Также можно видеть, что и «Кобра» приступает к атаке. То есть инцидент происходит в тот момент, когда вертолет готовится открыть огонь по террористам.

— Важно найти ответы на следующие вопросы… Почему РПК использовала SA-18, а не SA-7 и другие подобные вооружения? Как это оружие попало к ней? Кто разрешил и поддержал его применение? Откуда РПК было известно, что SA-18 — эффективная система против «Виски Кобра»? Из опубликованных видеокадров становится понятно, что вертолет AH-1W «Кобра» даже не успел запустить «flare» (мощный источник тепла, способный сбить с толку ракету с тепловым наведением). Кроме того, очевидно, что вспомогательная выхлопная система (IRRSS), которой оснащен этот тип вертолета, оказалась бесполезной.

— Мы уже видели эту ракету в другом месте. 6 декабря 2015 года на палубе российского военного корабля «Цезарь Куников», бортовой номер — 158, во время прохождения через пролив Босфор! Ракетный снаряд, находившийся в руках российского военнослужащего, был идентичен SA-18, с помощью которого 13 мая в Чыглы был сбит наш вертолет.

Ожидается отчет с деталями инцидента

Такова точка зрения бывшего «бордового берета» Абдуллы Агара. С другой стороны, в ВС Турции продолжает идти техническая работа, связанная с расследованием произошедшего. Как нам стало известно, отчет специальной группы, сформированной сразу после падения вертолета, будет завершен и обнародован в течение нескольких дней.

Он прольет свет на то, как произошло это событие, каковы причины падения вертолета, и, если он действительно был целью ракеты, то как функционировали системы, предназначенные для устранения этой угрозы.

Критически важный вопрос

— Демонстрация ракеты на российском корабле действительно несет в себе определенный сигнал, но Турцию должен волновать другой вопрос: эта ситуация — показатель прямой поддержки РПК, или же кто-то, кто видел это шоу русских (например, какая-нибудь иностранная разведывательная организация), передал РПК такую же ракету? Может быть, против Турции создается асимметричный заговор?

— На этом этапе нужно задействовать стратегический разум. Не стоит сосредотачивать все свое внимание только на происхождении ракеты. Кто передал эту систему РПК, кто дал возможность ее применить, кто это позволил?