Использование виртуальной реальности стремительно распространяется в вооруженных силах западных стран. Сегодня эта технология используется на курсах молодого бойца, в качестве симуляторов для пилотов и водителей, при подготовке военных медиков, при обучении механиков ремонту техники, при обучении парашютистов, при имитации реальных боевых действий, в военных школах и музеях и даже при лечении посттравматического стрессового расстройства у ветеранов. По прогнозам Goldman Sachs, к 2025 году мировой рынок виртуальной реальности достигнет 80 миллиардов долларов. И военный сектор обязательно будет в этом участвовать и по-крупному.

Работа над использованием виртуальной реальности при лечении посттравматического стрессового расстройства ведется с 2005 года в Институте креативных технологий университета Южной Калифорнии. Изначально были созданы два продукта: Виртуальный Ирак и Виртуальный Афганистан. В этой реальности ветераны вновь переживают разные сцены войны, которые оставили на их психике неизгладимый след. Но теперь это происходит в безопасной атмосфере, и рядом с ними находится виртуальный ментор, который объясняет, чего в той или иной ситуации нельзя было избежать, и человек не должен корить себя и испытывать чувство вины. Другой терапевтический аспект — после переживания травмы заново уже в виртуальной реальности, по мнению солдат, они больше не возвращались к постоянному проигрыванию этих воспоминаний при общении с семьей. Разработанные программы виртуальной реальности были внедрены на 60-ти военных и образовательных объектах, включая военные госпитали и военные базы, и американские военные готовы инвестировать миллионы долларов и далее в подобные проекты. По самым оптимистичным данным, около 80% прошедших такую реабилитацию ветеранов заявили, что почувствовали себя легче.

Виртуальная реальность была использована в терапевтических целях и для переживших террористические атаки, сначала для тех, кто получил психологическую травму во время атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке в 2001 году, а сегодня американцы и европейцы вместе создают виртуальный мир атаки на театр «Батаклан» в Париже в ноябре прошлого года.

Еще одна многообещающая реабилитационная программа виртуальной реальности для ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством предназначена для подготовки к прохождению собеседований при устройстве на работу. Собеседования для них — это зачастую большой стресс. После многочасовой подготовки и имитационных бесед с виртуальным интервьюером они чувствуют себя более уверенно.

Военные медики также вовсю используют виртуальную реальность для обучения. Речь уже идет о том, что Пентагон может начать проводить через такие курсы около 100 тысяч человек в год. При этом речь идет не только о технической имитации самого медицинского процесса оказания первой помощи при потере конечностей, но и имитации присутствия на поле боя, когда в виртуальной реальности медик слышит крики и стоны раненых, свист пуль, шум песчаной бури, хаос голосов других солдат вокруг, грохот стрельбы и т. п., и в этих стрессовых — пусть и виртуальных — условиях обучаемый должен правильно сделать свою работу. Разработчики программ говорят, что некоторые люди бледнеют и почти теряют сознание, когда видят в виртуальной реальности имитацию тяжелого ранения и вполне реалистично выглядящую кровь, над созданием которой пришлось особенно кропотливо потрудиться.


В 2015 году в США симуляторы появились не только для пилотов самолетов и вертолетов, для водителей БТР и танков, но уже и для обслуживающего персонала зенитно-ракетного комплекса Patriot. При этом используется доступный шлем Oculus Rift, а программа работает на обычном игровом движке Unity. Пока через подготовку такого рода в тестовом режиме прошло около 100 военнослужащих, в 2016 году программа может быть одобрена и внедрена для персонала каждого зенитно-ракетного комплекса в США.

Но военные видят не только плюсы в распространении и удешевлении данной технологии. Корпорация RAND занимается разработкой масштабной виртуальной реальности, в которой военные могли бы обучаться поведению по прибытии на место теракта на территории США. Но по признанию руководителей проекта, виртуальную реальность могут использовать и террористы. И не только для обучения своих минеров и рекрутов, планирования атак смертников и захвату заложников, но также и для "промывки мозгов" виртуальной пропагандой, да и даже для пыток. Доходит до того, что директор национальной разведки США Джеймс Клеппер, когда представлял конгрессу отчет о глобальных угрозах безопасности в 2016 году, заявил, что виртуальная и дополненная реальность становится популярной, дешевой, распространенной и доступной технологией, чем не преминут воспользоваться террористы для достижения своих целей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.