Антакья, Турция — Командир повстанцев нервничал. Он менял номера телефонов, и с ним было трудно связаться, пока мы, наконец, не договорились встретиться в Антакье, в городе, расположенном рядом с границей разрываемой войной Сирии, в городе, который уже давно наводнен повстанцами, беженцами и шпионами. По дороге к расположенной в стороне от центра гостинице он сказал водителю, чтобы тот не выезжал на главную улицу, проходящую через город. «Лучше не ездить среди всех этих людей», — сказал он.

Всем было хорошо известно, что этот командир в свое время получил наличные и оружие от ЦРУ, что было частью тайной программы Соединенных Штатов по поддержке повстанческих группировок, воюющих против ИГИЛ (организация запрещена в России), а также против сирийского правительства Башара Асада.

Когда его батальон был выдавлен из Сирии джихадистскими соперниками, он, как и некоторые другие поддерживаемые Соединенными Штатами группировки, обратился к своим американским кураторам за дополнительной помощью, но этого оказалось недостаточно. Поэтому он сказал, что «выходит из игры».

А теперь он получил предложение, которое может вернуть его в игру и которое, потенциально, может сделать его даже сильнее, чем раньше, говорит он, сидя за столом в тихом месте в гостинице. 

Он сказал, что его пытаются завербовать для работы на стороне соперника Соединенных Штатов в Сирии – на стороне России.

«Они мне сказали: “Мы всегда будем тебя поддерживать. Мы не бросим тебя на произвол судьбы, как это сделали твои прежние друзья”, — сказал он. — Если честно, то я все еще думаю об этом предложении».

По словам этого командира, спустя пять лет после начала войны, в которой были убиты 400 тысяч человек и которая породила 5 миллиона беженцев, Россия переманивает на свою сторону нынешних и бывших союзников Соединенных Штатов. Его слова были подтверждены еще четырьмя людьми, которые сказали, что к ним также обратились с предложением от имени России два сирийских посредника, которые его и передали.

Эти шаги происходят в тот момент, когда Россия расширяет свое участие в Сирии за счет дополнительных военных контингентов и авиаударов. Россия говорит, что ее военная операция направлена против Исламского государства (организация запрещена в России), но, на самом деле, ее мишенью являются все повстанцы, включая тех, которые еще получают поддержку от Соединенных Штатов, и, кроме того, российские действия наносят ущерб гражданскому населению.

Подобного рода тайные контакты показывают, что Россия, пытаясь выдавить Соединенные Штаты из Сирии, не только подвергает бомбардировке нынешних и бывших союзников Соединенных Штатов среди повстанцев, но и работает над тем, чтобы привлечь их на свою стороны, проводя с этой целью скрытую кампанию с целью подчеркнуть слабость позиции Соединенных Штатов в Сирии. В конечном итоге, Россия хочет помочь Асаду одержать победу в этой войне с помощью разделения оппозиции, с помощью вбивания клина между повстанческими группировками и их традиционными сторонниками, и, кроме того, русские хотят, чтобы повстанцы повернули оружие против врагов сирийского президента.

По словам этого командира, он считает российское предложение привлекательным. Его сделал сирийский агент, с которым он встретился сначала в Антакье, а затем на территории Сирии. А предложение было такое: нужно выбрать удерживаемую повстанцами территорию на севре Сирии и направиться туда с его людьми, многие из которых прошли подготовку в рамках программы ЦРУ. Россия будет их защищать — «от любой группировки» и «любой страны» — с помощью авиаударов, которые он сам лично может вызвать. А еще он получит столько денег и оружия, сколько ему потребуется.

В ответ на это он должен помочь начать борьбу против как ИГИЛ (организация запрещена в России), а также против группировки Джабхат аль-Нусры (группировка запрещена в России), филиала «Аль-Каиды» (организация запрещена в России) в Сирии, которая является наиболее мощной силой, воюющей против сирийского режима. Когда экстремисты будут побеждены, этот командир вместе с другими присоединившимися лидерами, будет вести переговоры с режимом сначала об окончании войны, а затем и о судьбе Асада.

Ничего не сказано было о том, что Россия и сирийский режим в это время будут продолжать уничтожать всех, кто им противостоит.

Этот план — какими бы ни были его шансы на успех — представляет собой идеальное решение для России в Сирии, поскольку Москва рассчитывает сохранить свое влияние в этой стране, которую она считает важным клиентским государством. Вместе с тем, Москва будет стремиться к тому, чтобы разделить повстанцев и будет помогать сирийскому режиму одержать военную победу.

Это также будет означать триумфальную победу над американской внешней политикой. Администрация Обамы вместе с сирийской оппозицией вот уже в течение нескольких лет публично настаивает на том, что Асад должен покинуть свой пост, и только после этого война может закончиться — однако союзники Соединенных Штатов уже давно критикуют Вашингтон за то, что он не предпринимает достаточно усилий для того, чтобы это произошло.

Этот командир понимает: если бывший ставленник Соединенных Штатов переметнется на сторону России, это вызовет гневную реакцию у Соединенных Штатов и у их союзника Турции, которая вместе с Соединенными Штатами проводит работу по поддержке повстанцев за пределами своих границ. Эта мысль усилила паранойю командира – в гостинице он нервно поглядывал через плечо, когда мимо проходили другие посетители. Он потребовал анонимности для того, чтобы рассказать о деталях, связанных с продолжавшимися в тот момент попытками склонить его к сотрудничеству. «Если я скажу да, то получу нового врага в лице Соединенных Штатов или Турции», — сказал он. Многие годы закончившегося провалом партнерства с Соединенными Штатами привели к появлению большого числа разгневанных повстанцев, и этот командир полагает, что подобное предложение получили и другие люди. «Российская разведка знает все группы, которые вели борьбу против ИГИЛ (организация запрещена в России), имели дело с Соединенными Штатами и не получали достаточной поддержки».

Четыре других лидера повстанцев — у всех у них были в прошлом связи с Соединенными Штатами или имеются контакты в настоящее время — сказали, что они также получили подобное предложение либо через российских официальных лиц, либо через сирийских посредников.

Одна из главных целей Москвы, по словам каждого из них, состоит в том, чтобы переиграть Соединенные Штаты за счет искусного маневра. «Их цель состоит в том, чтобы установить свой контроль в Сирии и выдавить оттуда Америку», — сказал один из этих лидеров повстанцев, попросивший об анонимности для защиты своей репутации, а также по той причине, что он еще продолжает сотрудничать с Соединенными Штатами.

По его словам, он ездил в Египет для встречи с российскими официальными лицами, однако их предложение он отклонил. Оно включало в себя возможность стать военным советником режима, а также «деньги, снаряды, оружие и все, о чем я попрошу, — сказал он. — Но если я протяну им руку, это будет означать, что я уничтожу тем самым революцию и вместе с ней сирийский народ».

Российское министерство иностранных дел направило запросы относительно комментария в российское Министерство обороны, но ответа от него не было.

Луай аль-Хуссейн (Louay al-Hussein) — видный политик, который был членом санкционированной режимом оппозиции, но в прошлом году покинул Сирию — сказал, что он передавал предложения о поддержке с воздуха, наличные и оружие повстанцам от официальных лиц в «более чем в одном» российском посольстве. «Они хотят одержать победу в Сирии против (поддерживающих оппозицию) стран международной коалиции, включая Соединенные Штаты, — сказал он, имея в виду Россию — Москва хочет найти политическое решение — но сначала они хотят одержать победу». Говоря о своей мотивации, он добавил: «Я просто хочу остановить войну».

Российская интервенция началась в то время, когда режиму грозило поражение, и в результате инициатива перешла к Асаду. Хуссейн сказал, что, по его мнению, это дало Москве возможность оказывать давление на сирийского диктатора для продавливания возможного политического решения. «Сирийский режим сейчас — это просто ополчение. Он не является больше политическим режимом, — сказал он. — Нас больше не интересует то, что говорит этот режим — нас интересует только то, что говорит Россия. Они в настоящее время являются лидерами в Сирии».

Анас аль-Шами (Anas al-Shamy), еще один оппозиционный политик, выступавший, по его словам, в качестве посредника, сказал, что Россия проводит работу «с некоторыми группировками, которые порвали свои отношения с американцами», однако он отказался их назвать. «Это секретная информация», — сказал он.

Официальные представители Госдепартамента США, ЦРУ и Совета национальной безопасности администрации Обамы отказались от комментария.

Чиновник другой страны, поддерживающей сирийскую оппозицию, сказал, что Соединенным Штатам известно о российских попытках. «Если я об этом слышал, если вы об этом слышали, то и американцы, конечно же, тоже об этом слышали, — сказал он, беседую на условиях анонимности, потому что он не был уполномочен обсуждать этот вопрос. — Это борьба за сферы влияния».

Российская тактика свидетельствует о том, что Москва видит для себя возможность оказывать более сильное влияние в Сирии и одновременно ослабить влияние Соединенных Штатов. «На мой взгляд, Соединенные Штаты становятся все менее и менее влиятельным игроком в этой гражданской войне, — подчеркнул Роберт Форд (Robert S. Ford), старший научный сотрудник  расположенного в Вашингтоне Института Ближнего Востока (Middle East Institute) и посол в Сирии в период с 2011 года по 2014 год.

Форд в марте 2014 года сыграл ключевую роль в ходе последнего раунда мирных переговоров в Женеве, которые были поддержаны Соединенными Штатами и Россией и которые закончились безрезультатно. Новый мирный процесс, который был начат весной, судя по всему, находится на грани провала, тогда как Асад заявил во вторник о том, что он «закончился неудачей». Кроме того, он поклялся вернуть под свой контроль «каждый сантиметр» страны.

Возможности Соединенных Штатов оказывать влияние на этих переговорах являются ограниченными, отметил Форд, и при этом Россия расширяет там свое участие, а американцы дают задний ход. «Они во многом уступили перед лицом российских военных действий, — сказал он. — Если бы американцы хотели вновь укрепить свои позиции в этом процессе, они должны были бы увеличить поставки оружия и должны были бы побудить турок и саудитов делать то же самое, но, насколько мне известно, они этого не сделали».

Вместе с тем Форд добавил, что контакты России с повстанцами также свидетельствуют об их слабости. «По моему мнению, у русских нет стратегии выхода из Сирии, и они пытаются найти подобный вариант, — сказал он. – И, как мне кажется, они понимают следующее: если они не смогут склонить на свою сторону кого-то из умеренной оппозиции, то они не смогут, не прикладывая больших усилий, обеспечить себе политический выход».

А еще он добавил: «В войне в Сирии в настоящий момент принимает участие самые разные группировки и правительства, и поэтому, на самом деле, ни одна страна не в состоянии контролировать то, что там происходит. Мне кажется, что русские столкнулись с более сложными проблемами, чем они ожидали».

Многие сирийские союзники России говорят: Администрация Обамы, которая через семь месяцев покинет Белый дом, не прилагает особых усилий для того, чтобы закончить войну, и, возможно, она даже рада передать там бразды правления России. «Американцы показывают русским, что они слабы в Сирии и что они каких-то особых действий они там не предпринимают, — сказал Обдала аль-Каддри (Obadah al-Kaddri), сирийский политик, работающий с поддерживаемой Соединенными Штатами переговорной командой в Женеве. — Цель Соединенных Штатов состоит лишь в том, чтобы оппозиция поехала в Женеву, и тогда их представители смогут по возвращении сказать американскому народу и Конгрессу, что они попытались что-то сделать».

Каддри посетил Москву и сам провел там весной встречи с российскими официальными лицами, надеясь добиться понимания между повстанческими группировками и российским правительством. Русские сказали ему, что они особой любви к Асаду не питают, однако они хотят предотвратить развал Сирии. Они также сказали ему, что их атаки на умеренных повстанцев были вызваны ошибками в процессе идентификации. Они развернули перед ним карту и попросили его показать, где находятся базы его друзей среди повстанцев. В конечном итоге он решил, что «русские его обманывают».

Повстанцам следует осторожно относиться к предложениям России, сказал Фредерик Хоф (Frederic C. Hof), старший научный сотрудник  Атлантического совета и бывший советник администрации Обамы по Сирии. «Послужной список России хорошо известен, и если бы я был одним из командиров повстанцев, то этот послужной список свел бы на нет некоторые сладкие речи российских оперативников», — сказал он. — Русские использовали группировку «Джабхат аль-Нусру» (запрещена в России) для проведения бомбардировки любых мест по своему выбору. И они не особенно щепетильны относительно военных преступлений».

Хоф также добавил, что Россия, возможно, более прочно связана с Асадом, чем об этом свидетельствуют ее предложения в адрес повстанцев. «(Российский президент Владимир) Путин рассматривает Сирию как место, где якобы существующей американской программе, направленной на смену режимов, может быть нанесено решительное поражение, и именно так он преподносит ситуацию российскому народу, — сказал он. — Асад для него лишь вывеска. Он персонифицирует собой сирийское государство, которое Путин, как он говорит, собирается сохранить. Асад выполняет определенную роль для Путина, и Асад это понимает».

Некоторые повстанцы, имеющие связи с Соединенными Штатами, подтвердили, что к ним поступали предложения от России, но, по их словам, они сразу же отвергли российские предложения.

«Соединенные Штаты нас поддерживают, и мы работаем на американскую разведку, — сказал один из представителей повстанцев, тесно работавший с американцами в тот момент, когда его батальон участвовал в программе ЦРУ, и он тоже попросил об анонимности по причинам безопасности. — Как мы можем обмануть американскую разведку и начать работать на русских?»

«Я никогда этого не сделаю. Я никогда не продам мою революцию», — сказал Абдулла Авдах (Abdullah Awdah), который был военным командиром «Харакат Хазм», одной из наиболее мощных из числа поддерживаемых Соединенными Штатами группировок в Сирии, но в прошлом году экстремисты вынудили его покинуть эту страну.

Контактировавшие с ним американцы знали о предложении русских, добавил Авдах. «Мы здесь находимся в контакте с американцами — может быть, напрямую или через кого-то, и они не особенно рады происходящим контактам, — сказал он. — Мы просто похожи на листок бумаги, которые передают друг другу большие страны, ведущие свою игру в Сирии».

Другие лидеры повстанцев, по крайней мере, согласились выслушать русских.

Муса Хумайди (Mousa Humaidi), 40-летний бывший бизнесмен из северной части Сирии, был старшим руководителем Сирийского революционного фронта (СРФ), и он лично получил немалое количество поставок оружия, включая противотанковые управляемые ракеты (TOW), которые были направлены американцами в Сирию, сказал он. СРФ в конце 2014 года был разгромлен «Джабхат аль-Нусрой» (группировка запрещена в России), и вскоре с ним связались русские через сирийских посредников, в числе которых был и оппозиционный политики Хуссейн. «Если говорить откровенно, то, по моему мнению, они честные и хорошие друзья, потому что они поддерживают своих друзей, — сказал он. — У России больше чести, чем у Америки».

По словам Хумайди, он отклонил предложение, и частично это было сделано из-за российских атак на умеренных повстанцев и гражданское население. Однако, по его мнению, опытный командир может проследить контуры подобной сделки. Если бы он принял предложение, то он бы рекомендовал своим солдатам, которые оставались бы еще верными ему и которых в настоящее время вооружает и готовит Пентагон, перейти из Турции в Сирию и дезертировать. И он уверен в том, что он мог бы сплотить своих людей ради этой цели. «Я бы мог это сделать, если бы захотел. Я знаю, как это сделать, — сказал он. — Я жил с боевиками в Сирии и я знаю, как они думают, чего они хотят и как добиться их согласия».

А командир в гостинице в Антакье все еще взвешивал различные варианты.

Он и его сирийский агент сначала встретились в Турции, а затем в Сирии, где этот человек, как он утверждает, сказал ему, что российские истребители их защищают. Затем командир сказал, что ему нужно время, чтобы подумать, и тогда этот человек передал ему 100 тысяч долларов.

На его телефоне сохранились голосовые сообщения от этого сирийского агента, сказал он; последние из них пришло шесть дней назад. «Ты нужен нам, ты нужен нам, — говорил голос на арабском. — Иди, брат мой, мы перевернули старую страницу. Иди сам лично и сделай эту работу».

Этот командир знал, что объединение с Россией будет означать его личное признание того, что сирийский режим победил. С другой стороны, Россия, в отличие от Соединенных Штатов, по крайней мере, предлагает путь для того, чтобы остановить кровопролитие. «Американцы просто хотят выиграть время, — сказал он. — А русские здесь для того, чтобы работать».

Он направился к припаркованной машине, погруженный в свои мысли. «Я не могу принять решение, — сказал он. — Это все равно что идти по темному туннелю, и ты не знать, увидишь ли ты свет, или нет».

В этой статье использованы сообщения Мунзера аль-Авада (Munzer al-Awad) из Стамбула, а Рейханлы (Reyhanli) и Искендеруна (Iskenderun).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.