Составителю огромного доклада об участии Британии в иракской кампании сэру Джону Чилкоту выпала трудная роль — подвести черту под этой весьма непопулярной в обществе войной.

По ходу этой войны британский контингент, контролировавший Басру, был близок к провалу, а репутации и уверенности британских военных в себе был нанесен серьезный урон. Это слова отставного бригадного генерала Бена Барри, который проводил внутреннее армейское расследование участия британцев в иракской кампании.

Доклад сэра Джона Чилкота объемом в пять раз больше «Войны и мира» Толстого будет обнародован в среду утром. Работа над докладом продолжалась семь лет.

Семьи 179 погибших в Ираке британских солдат надеются найти в этом докладе ответ на вопрос, что именно было сделано не так.

Двадцать семь из этих ста семидесяти девяти погибли, подорвавшись на самодельных минах в легкобронированных «Снэтч Ленд Ровер». Эти броневички оказались настолько неспособны защитить команду от мин, что их прозвали «мобильными гробами».

Интервенция без знания страны

«Снэтч Ленд Ровер» — лишь один пример того, насколько плохо британское военное командование подготовилось к иракской кампании. Вдобавок к плохим бронемашинам, секретность вокруг подготовки к вторжению привела, например, к тому, что часть снаряжения, включая дополнительные бронежилеты, были высланы солдатам в последний момент.

Нападение на Королевскую военную полицию в Маджар-аль-Кабире в 2003 году, в результате которого погибли шестеро военнослужащих, стало для Британии тревожным звонком — сигналом, что иракская кампания не будет легкой.

Британские военные почти ничего не знали о конфессионально-национальном разделении Ирака, для них стало сюрпризом ожесточенное сопротивление оккупации; наконец, у них не было даже спутниковой связи, чтобы вызывать подкрепление.

Би-би-си поговорила с несколькими старшими офицерами, которые участвовали в подготовке к войне, вторжении и последовавшей оккупации. Часть из них давали показания в ходе расследования Чилкота. Многие ожидают, что в докладе будет жесткая критика армии.

Смятение и унижение

Ирак оставил глубокие шрамы. Один офицер описал свои чувства от той кампании как смятение, другой сказал, что британцы чувствовали себя униженными в глазах союзников-американцев. Они только надеются, что критика в адрес армии не заслонит память о личной храбрости, проявленной солдатами в Ираке.

Так или иначе, уже сейчас, до публикации доклада Джона Чилкота, ясно, что британское военное командование плохо подготовилось к тому, что ждало солдат после успешного вторжения.

Большинство провалов было связано с плохим планированием. У британских сил не было четких приказов, что делать после вторжения и разгрома иракской армии.

Генерал-майор в отставке Тим Кросс был одним из немногих, кто пытался спланировать действия оккупационных сил после успешного вторжения. По его словам, он предупреждал премьер-министра Тони Блэра, что нельзя начинать военную кампанию без основательного плана действий после войны.

Обвинять во всем руководивших кампанией американцев, говорит Тим Кросс, легко, но и Британия должна была сделать намного больше. «Мы должны были продумать этот вопрос», — заключает он.

Просчет «освободителей от Саддама»

Британские военные были слишком самоуверенны. Они верили, что все будет хорошо. В какой-то мере они были опьянены недавними успехами в Северной Ирландии, на Фолклендах и в первой войне в Персидском заливе, а также удачными небольшими интервенциями в Косово и Сьерра-Леоне. Военачальники решили, что они хорошо готовы к Ираку, — и ошиблись.

Военные предполагали, что в Ираке их встретят как освободителей, а не как интервентов-неверных. Яркой иллюстрацией этих ожиданий была замена касок на береты на ранних стадиях оккупации.


Не было и настоящего понимания того, насколько сильно влияние Ирана и шиитского ополчения, не было планов, как и кем заполнить вакуум власти, образовавшийся после разгрома по приказу американцев старого государственного аппарата.

Свойственные британским военным решительность и рвение хороши в преодолении препятствий, но они, бывает, мешают понять суть проблемы и сказать начальству правду.

В Ирак вошли 46 тысяч британских солдат. Вскоре этот контингент был сокращен в три раза, в результате чего британские силы оказались «размазаны» тонким слоем по территории, примерно равной территории Англии.

Побег в Афганистан

Это привело еще к одной проблеме. Увязая все глубже в Ираке, британская армия одновременно обратила взоры на афганский Гильменд. Это при том, что, как говорят некоторые высокопоставленные военные, армия и к одной-то кампании была готова откровенно плохо.

Джон Чилкот имеет полное право спросить, зачем армия добивалась увеличения контингента в Афганистане, когда у нее дела шли из рук вон плохо в Ираке.

Генерал-лейтенант в отставке сэр Роберт Фрай, который занимался наращиванием британских сил в Гильменде, говорит, что на самом деле британцы искали способ уйти из Ирака. Они искали его с того момента, как стало понятно, что оружия массового поражения там нет и объяснять британской общественности, зачем надо продолжать эту войну, становилось все труднее.

В то самое время, когда все оставшиеся британские части отступили на авиабазу в Басру, Соединенные Штаты, наоборот, увеличивали свой контингент в надежде подавить сопротивление мятежников. Бен Барри считает, что американские военные в Ираке учились и адаптировались быстрее, чем британские.

Британских политиков все больше беспокоили рост числа жертв и восприятие иракской войны общественностью, а президент США Джордж Буш в это самое время принял решение об увеличении контингента в Ираке. В отличие от британцев, американцы придали своих солдат подразделениям новой иракской армии, а также приняли на вооружение новые, хорошо защищенные от мин броневики MWRAP.

Один из архитекторов иракской войны, бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд однажды сказал: «Вступать в войну приходится с той армией, какую имеешь». Его преемник, Роберт Гейтс, добавил: «Да, только надо как можно быстрее переделывать ее в такую армию, какая тебе нужна».

Семьи тех, кто служил в Ираке, и семьи погибших там солдат имеют полное право спросить, почему Британия не выучила этот урок.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.