Неужели российская военная мощь ничего собой не представляет?

В 2014 году российские войска вторглись на Украину, а в 2015 году Россия начала сирийскую кампанию. РФ вновь оказалась в центре внимания в качестве военной сверхдержавы. Тем не менее нанесение высокоточных ударов крылатыми ракетами дальнего радиуса действия, которые удивили весь мир, составляет всего лишь малую часть от общего объема военных операций. Реальность такова, что российские наступательные средства серьезно зависят от неуправляемого оружия.

В сфере проведения высокотехнологичных операций с использованием системы «командования, управления, связи, компьютеров, разведки, наблюдения и рекогносцировки», которая обеспечивает преимущество в современной войне, российские войска также серьезно отстают от армий развитых стран. В особенности это касается космических систем наблюдения и беспилотных летательных аппаратов, в этих областях США ушли далеко вперед.

Если учесть экономические и технологические ограничения, то, скорее всего, в обозримом будущем российские войска не получат возможности, сравнимые с западными странами.

Итак, действительно ли российская военная мощь не представляет собой ничего особенного?— Такие выводы преждевременны.

Сразу же после окончания холодной войны Россия проявляла понимание того, что крупномасштабная война с НАТО вряд ли возможна. Следовательно, нет смысла сравнивать военную мощь России и западных стран с позиции «вдруг между ними разразится война».

Важнее понять, создана ли система, при которой Россия сможет положиться на военную мощь.

Итак, в чем для России заключается роль военной мощи?

Россия хочет сохранить «пассивную сферу влияния»

Безусловно, одна из главных задач военной мощи заключается в том, чтобы охранять независимость и суверенитет государства, однако традиционно Россия крайне ревностно относится к сохранению сфер влияния. Она склонна считать, что ее влияние распространяется за пределы собственных границ, прописанных в международном праве.

Сферой влияния современной России считаются страны бывшего СССР. Естественно, сейчас невозможны отношения, при которых Россия будет давать различные распоряжения, как это было в прошлом.

Действительно, Россия и бывшие советские республики не находятся в таких отношениях, однако все они, за исключением Прибалтики, не входят в НАТО или ЕС. На них распространяется российское влияние, так как они не находятся под крылом западных стран (более того, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан входят в ОДКБ, которую возглавляет Россия).

Можно сказать, что Россия хочет сохранить эту пассивную сферу влияния.

Следовательно, с точки зрения России, в 2008 году США посягнули на российскую сферу влияния, попытавшись добиться вступления в НАТО Украины и Грузии.

В 2008 году Россия жестко отреагировала на военные действия Грузии. В 2014 году она ввела войска на Украину в ответ на государственный переворот. Все это говорит о том, что бывшие страны СССР — своего рода «красная черта» для России.

© AP Photo, Vadim Savitsky / Russian Defense Ministry Press Service via AP
Российские бомбардировщики Су-34 на военной базе Хмеймим в Сирии


Что касается сирийской кампании 2015 года, то некоторые эксперты приводят такие факторы, как то, что Сирия является рынком сбыта вооружений или что там находится база ВМС, однако все это — косвенные причины.

Изначально экспорт вооружений в Сирию, у которой нет денег, стал возможен благодаря финансовой помощи со стороны Ирана и списанию долгов советского периода. Правильно считать, что Сирия важна не потому, что она покупает оружие. Ей продавали вооружения, поскольку сама она представляет важность.

База ВМС, в свою очередь, — всего лишь небольшой пункт материального обеспечения. Несомненно, она важна, однако присутствие в Средиземном море можно обеспечивать и без этой базы (недавно Россия заключила соглашение с Кипром о заходе военных судов; в 2015 году она начала активно сближаться с Египтом).

Предполагается, что Россия опасалась, что «арабская весна» распространится на Сирию, которая была ее ближневосточным союзником.

Кроме того, руководство РФ, скорее всего, не исключало возможность того, что волна переворотов дойдет до стран бывшего СССР. В большинстве бывших советских республик на протяжении долгих лет существует авторитарная политическая система. Вероятность начала государственных переворотов, подобных «арабской весне», крайне велика.

В начале 2000-х годов по Грузии, Украине и Киргизии прокатилась волна «цветных революций». Многие в России считают, что украинский переворот 2014 года — это ее второй вал.

Асимметричная военная мощь России

Вернемя к разговору о военной мощи России. Российское руководство рассчитывает на то, что в таких ситуациях оно сможет воспользоваться своей военной мощью для вторжения в свою сферу влияния.

Например, в ходе присоединения Крыма в 2014 году на полуостров сразу же были направлены Силы специальных операций (ССО), созданные незадолго до этого. Затем в Крым были оперативно переброшены подразделения ВДВ, взявшие полуостров под свой контроль.

Изначально ВДВ — это элитные силы, предназначенные для парашютирования в тылы противника с целью разведки и проведения диверсий. Раньше это подразделение было независимым; его численный состав насчитывал всего 30 тысяч человек. Однако в последнее время ВДВ были расширены за счет вертолетных и танковых групп, в результате чего они превратились в мощное подразделение, которое даже следует называть вторыми сухопутными силами. На постсоветском пространстве много бедных стран с небольшой численностью населения. Если исключить Украину, то численность армий этих стран составляет от 10 до 50 тысяч солдат. Российская военная мощь имеет ощутимое преимущество перед армиями этих стран.

Велика вероятность, что в случае, если бывшие страны СССР попытаются выйти из-под влияния России или же к власти там придет антироссийская власть (на Украине совпали оба этих фактора), Россия вторгнется туда, как это было в случае с Украиной.

Тренировка военнослужащих дивизии им. Дзержинского к Параду Победы


Прибалтика и восточноевропейские страны, вступившие в НАТО, также боятся этого, однако если РФ вмешается в дела этих стран, ей придется заплатить непомерную цену.

Политическое и экономическое возмездие со стороны Запада намного превзойдет масштабы реакции по украинской проблеме. У российских войск нет шансов, если начнет действовать соглашение о коллективной безопасности.

Несмотря на это, российская угроза расшатывает НАТО. Можно сказать, что ограниченной российской военной мощи достаточно для того, чтобы давить на западный военный блок (между тем мне кажется, что, в отличие от вторжения в сферу влияния, эти действия России скорее представляют собой военный блеф).

Угроза ядерного оружия и российская версия системы ограничения доступа

В случае действительного вторжения или угроз осуществить его необходима возможность предотвратить ответные действия со стороны НАТО. В ходе таких конфликтов, начавшихся после окончания холодной войны, как Чеченская и Грузинская война, а также во время украинского кризиса Россия опасалась, что ей придется прекратить военные действия в результате ответного удара со стороны США.

В подобных случаях Россия полагается на ядерный потенциал. До 2000-х годов Россия следовала доктрине, в соответствии с которой в случае войны с НАТО недостаток сил покрывался за счет ядерного оружия.

Предполагается, что эта доктрина есть и сейчас, однако с точки зрения вмешательства в дела стран, находящихся в сфере влияния, необходима и другая доктрина. Дело в том, что в таких случаях нужна не победа над НАТО, а способность не допустить его вмешательства.

В результате в последние годы при возникновении ситуаций, при которых НАТО может вмешаться в военные действия, Россия активно старается предотвратить эти попытки, говоря о применении ядерного оружия. Естественно, она не намерена развязывать полномасштабную ядерную войну. Предполагается, что упреждающие удары будут наноситься по нейтральной полосе и учреждениям, в которых практически нет сотрудников.


Например, в марте прошлого года в ходе выступления по телевидению президент Путин заявил, что во время присоединения Крыма ядерное оружие было приведено в боевую готовность, что вызвало серьезный резонанс по всему миру.

Некоторые полагают, что целью ядерных ударов стали бы Крым и Украина, однако, исходя из контекста, президент Путин, скорее всего, намеревался предотвратить вмешательство со стороны НАТО, а точнее США.

Тогда Путин отметил, что в Черном море находится американский эсминец с системой «Иджис». Он сообщил, что в ответ Россия разместила в Крыму противокорабельные ракеты дальнего радиуса действия.

Одновременно Россия развивает систему ограничения доступа (А2/AD). Изначально об этой системе заговорили в связи с китайской экспансией. Она была необходима для того, чтобы китайские суда не приближались к территориальным водам США. В соответствии с этой системой одновременно используются самолеты, системы ПВО, противокорабельные ракеты, подводные лодки, ракетные катера, мины и так далее.

В настоящее время Россия развертывает эту систему в районе собственных территориальных вод. Особое значение придается Черному морю, которое я упоминал неоднократно.

В районе от Черного до Каспийского морей находятся такие горячие точки, как Украина, Грузия, Чечня, Нагорный Карабах (где конфликтуют Армения и Азербайджан; в апреле этого года там произошло крупнейшее за всю историю столкновение) и Приднестровье (автономное территориальное образование). Именно поэтому вероятность российского вторжения в эти регионы крайне велика.

После грузинского конфликта 2008 года Россия начала активно модернизировать Черноморский флот.

Значение Дальнего Востока для России

Россия развивала систему А2/AD также в Балтийском море и Северном Ледовитом океане, однако сейчас наибольший интерес представляют ее действия на Дальнем Востоке. Этот регион находится далеко от европейской части, то есть политического и экономического центра. Также Россия опасалась травмировать Китай, поэтому модернизация дальневосточных войск затянулась.

Тем не менее в последнее время началось укрепление системы А2/AD вблизи Владивостока, где базируется Тихоокеанский флот, и Камчатки, где расположена база подводных лодок. Более того, это программа распространяется и на Курильские острова.

Японию больше всего беспокоит возможное размещение на Итурупе противокорабельных ракет «Бал» и новейшего комплекса «Бастион».

На Итурупе и Симушире уже размещены устаревшие противокорабельные системы, однако, когда их сменят новейшие комплексы, в их радиусе действия окажутся все Курильские острова. «Бал» и «Бастион» уже развернуты в районе Владивостока, однако, поскольку министерство обороны России заявило о дальнейшем размещении ракет в течение этого года, в ближайшее время их, скорее всего, начнут перекидывать на Курилы, включая «северные территории».

Между тем на Курилах не было весомого военного порта, за исключением секретной базы для подлодок на Симушире, которая была создана в советский период и которая сейчас не функционирует.

В марте этого года министерство обороны РФ выразило намерение построить базу ВМС на Курильских островах. В мае были опубликованы фотографии, на которых видны военно-полевой лагерь и вертолетная площадка, построенные на острове Матуа. Велика вероятность, что база ВМС также будет построена на этом острове. Кроме того, нельзя отрицать возможность того, что на Курилах, включая «северные территории», будут размещены мощные системы ПВО и наблюдения.

Бойцы отряда специального назначения МВД Чеченской Республики во время учений в районе Северного полюса


Конечно же, сложно представить, что Россия будет осуществлять военные операции в Арктике и на Дальнем Востоке, как это было на постсоветском пространстве. По всей видимости, в этом регионе Россия преследует следующие цели: оборона морской зоны (Северный Ледовитый океан и Охотское море), которую патрулируют атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, отвечающие за ядерное сдерживание, и контроль морского региона от Арктики, на которую возлагают большие надежды в связи с добычей природных ресурсов и развитием новых маршрутов, до Дальнего Востока.

Необходимо понять, что военная модернизация «северных территорий» осуществляется в рамках этой программы. Несомненно, военные действия на спорных островах характеризуются давлением на Японию, однако необходимо сделать определенные разграничения: проводится ли это именно для давления на Японию, или же российская военная программа намного шире, и только ее часть используется для того, чтобы сдерживать Японию. В противном случае можно допустить ошибку, анализируя российскую стратегию в целом.

В особенности для Японии важно то, что дальневосточная система А2/AD может быть ориентирована не только на западные страны, но и на Китай, который Россия также может считать предполагаемым противником.

Россия оказывается во все большей политической и экономической изоляции из-за западных санкций, введенных в связи с украинским кризисом. Она активно сближается с Китаем. Среди прочего это иллюстрирует тот факт, что в последнее время Россия заняла прокитайскую позицию по таким японо-китайским проблемам, как историческое наследие и территориальный спор, хотя прежде она дистанцировалась от этих вопросов.

Тем не менее, несмотря на то, что Россия и Китай являются важными партнерами в экономической и других сферах, их нельзя назвать союзниками в области безопасности. В частности, Россия чувствительно реагирует на расширение «одного пояса, одного пути» в Среднюю Азию, которая входит в сферу интересов России. Кроме того, она опасается, что эта идея распространится и на природные ресурсы, а также арктические маршруты.

Раньше Россия уже предпринимала контрмеры в отношении действий Китая: осуществляла учебные запуски ракет во время прохождения китайских исследовательских судов по Северному Ледовитому океану и шла на перехват кораблей китайского флота, курсировавших по Охотскому морю.

Несмотря на это, в 2015 году китайские военные корабли впервые появились в Беринговом море. Кроме того, в 2016 году в составе китайских ВМС впервые появились ледоколы. Таким образом, китайское военное присутствие в Арктике постепенно растет. Можно предположить, что система А2/AD в Охотском море также направлена на сдерживание Китая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.