Российские самолеты увеличили число рейдов на юге Алеппо для поддержки сил сирийского режима. Им успешно удается замедлить наступление мятежников. Сейчас Москва и Тегеран могут нанести решающий удар по оппозиции. 17 июля верным режиму силам удалось перекрыть дорогу Кастелло и тем самым окружить находящуюся в руках повстанцев восточную часть города. Теперь у тех остается всего два варианта: либо они предпринимают отчаянную попытку прорваться, либо принимают поражение.

Важнейшее сражение с начала войны


Это сражение, безусловно, является самым важным с начала сирийского кризиса. В Алеппо решается вопрос выживания повстанцев, которые противостоят силам режима и их иранским союзниками и находятся под обстрелом российской авиации. Сейчас они остались одни. И, если подумать, возвращение контроля над всем Алеппо стало бы огромной победой для Башара Асада. В любом случае, сражение не следует приравнивать к одному лишь освобождению города, потому что там засели «Джабхат ан-Нусра» (переименованный в «Джабхат Фатех аш-Шам») с союзниками.

Как вы помните, подписанный в конце июля договор Москвы и Вашингтона о военном сотрудничестве в Сирии против исламистских групп свидетельствует о разрушении американских иллюзий по поводу бесконечного кризиса и успехах российской стратегии в Сирии. Предусматривает он в том числе и взаимодействие в борьбе «Джебхат Фатех аш-Шам» (террористической организацией, запрещенной в России, — прим. ИноСМИ). Москва в ответ пообещала воздержаться от ударов по «умеренным повстанцам», которых поддерживает Вашингтон. «Сирийская армия и иностранные шиитские отряды в принципе тоже должны придерживаться этого соглашения», — отмечает Фабрис Баланш (Fabrice Balanche) из Университета Лион-2.

Кстати говоря, нельзя не отметить, что французская дипломатия полностью пропала с экранов радаров. Американцы же, стремящиеся любой ценой уйти из Сирии, ведут переговоры не с Башаром Асадом или Тегераном, а с Владимиром Путиным. В результате Барак Обама отказался от планов по смене сирийского режима и готов передать страну в руки России и Ирана.

Барак Обама осознает, что союзники Башара Асада не отступятся, потому что слишком глубоко увязли в конфликте. Иначе говоря, Москва и Тегеран не могут принять поражение, потому что Сирия представляет собой ключевую фигуру в их геополитическом арсенале. Обама же лично участвует в президентской кампании и сделает все, чтобы Хиллари Клинтон приняла у него эстафету в январе 2017 года. То есть, он сделает все возможное, чтобы не допустить исламистских терактов на территории США. Как это чуть не случилось в вашингтонском метро.

Владимир Путин демонстрирует, что это он задает темп сирийского кризиса — как в военной, так и в дипломатической сфере. Кроме того, сейчас он предстает ключевым игроком в регионе. В целом же, отстранение от чересчур затратного Ближнего Востока в сторону Азии, безусловно, является частью внешней политики Белого дома. А это дает Владимиру Путину еще больше пространства для маневра. 


Как известно, российское военное вмешательство в Сирии в сентябре 2015 года позволило Москве в том числе и приглушить память о неудаче на Украине. Ведь возвращение и без того русского Крыма и поддержка сепаратистских движений на востоке страны не отменяют потери Украины с 50 миллионами русскоязычных славян, которые теперь уже точно не войдут в Евразийский союз. Но теперь Владимиру Путину, которого столько демонизировали из-за Украины, удалось с триумфом вернуться на международную арену на Ближнем Востоке и за его пределами.

В таких условиях российский лидер, безусловно, берет реванш в Сирии. А в 2016 году на горизонте вырисовывается победа Башара Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.