Внимание всего мира приковано к Бразилии, где пятого августа начались Олимпийские игры. Однако в них не принимает участие ряд российских атлетов, которым помешал допинговый скандал. Россия считает это политически мотивированным шагом и проведет «свои» игры под названием «Звезды — 2016». Однако помимо этого Кремль инициировал и другое интересное мероприятие, которое находится на грани спорта и военных учений и вызывает в СМИ противоречивую реакцию.

Так называемые Армейские международные игры начались 30 июля 2016 года, и приглашение Москвы приняли в общей сложности 18 стран. Свои способности сравнивают представители широкого спектра военных специальностей: танкисты, мотострелки, снайперы, саперы, летчики, артиллеристы, разведчики, механики, десантники, водолазы и даже кинологи и военные повара. Российская «военная Олимпиада» включает 23 дисциплины, и названия некоторых из них образованы от олимпийских видов спорта зимних игр.

Пожалуй, наиболее известным является так называемый танковый биатлон — соревнование танковых экипажей, которые должны проходить определенную трассу и при этом вести точный огонь по целям. По сути дела, в буквальном смысле это не новинка и не российское изобретение, поскольку подобные соревнования танкистов (в том числе знаменитые CAT, Canadian Army Trophy) проводились и в странах НАТО. Однако Кремлю стоит отдать должное: он придал своим играм намного более амбициозный формат и огласку.

Первый сезон «танкового биатлона» проводился в 2013 году, и помимо россиян участие в нем принимали белорусы, казахи и армяне. Соревнование вызвало большой интерес в мире, и на второй сезон Москва пригласила страны НАТО, включая Чешскую Республику. Чешские танкисты готовились к «биатлону», но кризис на Украине привел к резкому охлаждению отношений с Россией, поэтому команды западных армий в итоге так и не приехали на это интересное мероприятие.

Но приглашение Москвы приняли некоторые другие страны. Помимо республик бывшего СССР откликнулись Китай, Индия, Сербия, Монголия, Ангола, Венесуэла и Кувейт. В 2014 году международный характер обрело и авиационное состязание «Авиадартс», на которое прибыли самолеты из Белоруссии и Китая. В прошлом году оба мероприятия прошли снова, став, однако, уже частью первого сезона международных армейских игр, которые включали и другие дисциплины. В общей сложности участие в них приняло семнадцать государств, в том числе, например, Пакистан, Египет и Никарагуа.

С точки зрения дисциплин и международного участия нынешний сезон игр стал опять чуть масщтабнее, хотя «новички» вызвали крайне противоречивую реакцию. Помимо двух чрезвычайно проблематичных членов международного сообщества, Ирана и Зимбабве, приехала и команда одного члена НАТО. Вероятно, никого не удивит, что речь идет о Греции, где пророссийские тенденции проявляются уже давно. Очень многообразен и состав наблюдателей: в списке делегаций можно найти, например, Германию, Австрию и Израиль, а также Саудовскую Аравию, Мьянму и Кубу.

Однако международные армейские игры по-прежнему ориентируются в первую очередь на страны, которые Москва так или иначе может считать своими союзниками или хотя бы не относит к своим противникам. В этом отношении все мероприятие можно назвать политической акцией, которая может демонстрировать некую альтернативу доминированию Запада, вернее, США и НАТО. Но нельзя не упомянуть и то, что этому мероприятию придается большое значение на уровне российской внутренней политики.

В российских СМИ игры получили огромный резонанс, который в полной мере можно сравнить с освещением Олимпийских игр в Рио. Причин для этого можно отметить сразу несколько.

Проведение подобного мероприятия отлично соответствует имиджу России как глобальной державы с сетью союзников. И, разумеется, играми можно отвлечь внимание от экономических проблем. «Военная Олимпиада» обладает большим потенциалом в области пропаганды, и Кремль, конечно, стремится им воспользоваться.

В западных СМИ появилась критика в связи с тем, что «военная Олимпиада» вписывается в планы Путина по полнейшей милитаризации российского общества. Вероятно, в этом есть доля правды. Западной критике подвергается и упомянутый состав участников. В общем, армейские игры стали отличным объектом для всех, кто не дает Кремлю спуска. Однако честности ради стоит признать, что не все, что Россия предпринимает в этом направлении, является абсолютно плохим и неправильным — внимание стоило бы уделить и тому, какую пользу из этого мероприятия могут извлечь вооруженные силы.

Автором концепции «военной Олимпиады» практически стопроцентно является не президент Путин, а очень талантливый министр обороны Сергей Шойгу, под руководством которого российская армия значительно продвинулась вперед. Так же, как и масштабные внезапные войсковые учения, соревнования могут в значительной мере способствовать повышению оперативной готовности российских военных. Игры также влияют на разработку техники, поскольку причиной осуществляемой сейчас модернизацией танков Т-72 на модификацию Т-72В3 якобы были опасения, что при сравнении с китайскими и западными типами Т-72 могут потерпеть фиаско.

С определенной рациональной объективностью стоит расценивать и использование этого мероприятия в целях пропаганды. Да, Кремль, несомненно, слишком акцентирует тему армии в СМИ. Вероятно, можно даже говорить о злоупотреблении. Тем не менее, правда заключается в том, что пробуждать патриотизм и гордость за вооруженные силы — это правильно. К сожалению, в этом смысле большинство стран Западной Европы очень отстают от России и США.

Несомненно, можно обоснованно критиковать многие стороны российской внешней и внутренней политики, но также стоит признать, что в некоторых отношениях Западу, скорее, следовало бы кое с чего брать пример. Например, с масштабных войсковых учений, а также с международных военных соревнований. Разве невозможно провести подобное крупное мероприятие для стран НАТО и их союзников? Бесспорно, это внесло бы большой вклад в повышение их боеспособности, а приложив некоторые усилия, такое мероприятие можно было бы эффективно «продать» СМИ.

Говорить о российской пропаганде можно что угодно, но нельзя отрицать, что она оказывает принципиальное влияние и способствует чрезвычайной лояльности и гордости россиян за свою страну и свои вооруженные силы. Да, режим может этим злоупотреблять, но это ничего не меняет. В случае войны абсолютное большинство россиян гарантированно пошли бы в бой и защищали бы свою родину ценой собственной жизни. А, положа руку на сердце, можем ли мы сегодня с уверенностью сказать то же о населении всех европейских стран?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.