Александру Олексею было 58 лет, когда он погиб 18 июля во время наступления ополченцев на украинские позиции в Донецке. Это нападение подлило масла в огонь конфликта, длящегося уже более двух лет и имеющего мало шансов на урегулирование.

Уже давно не появляются заголовки о появлении вооруженных «зеленых человечков» на востоке страны или громогласные призывы украинского президента Петра Порошенко, в мае 2014 году утверждавшего, что он закончит войну за несколько месяцев.

Действительность оказалась совсем иной. Два года спустя Донбасс продолжает оставаться горячей точкой, к которой приковано пристальное внимание мирового сообщества. Попытки добиться прекращения огня на основе Минских соглашений (февраль 2015 года) оказались тщетными, и лишь некоторые из положений этого документа выполняются весьма поверхностно. В частности, освобождение военнопленных с обеих сторон. Наиболее резонансным стало освобождение Надежды Савченко в мае 2016 года (арестованную двумя годами раньше и приговоренную к 22 годам лишения свободы за преднамеренные действия, приведшие в 2014 году к гибели двух российских журналистов ВГТРК) в обмен на освобождение двух российских предполагаемых сотрудников российской военной разведки. Однако, данный обмен – лишь верхушка айсберга, поскольку обе стороны удерживают значительное количество военнопленных.
Конфликта теоретически не существует, поэтому данные сильно разнятся. Россия отрицает свое участие в боевых действиях, а Украина вместе с ОБСЕ называет зоной антитеррористической операции неподконтрольные правительственным войскам территории.

В то время, как на востоке страны вот уже несколько месяцев царит нестабильность и неуверенность, в западных областях Украины положение — совершенно другое. Во Львове, известном своими патриотическими настроениями, — множество туристов, прогуливающихся по улицам этого города, который когда-то был жемчужиной Австро-Венгерской империи. Население разделено, и многие привыкли к относительной статичности последних месяцев. Добровольцы уже не так активно помогают, как раньше, хотя многие из них продолжают оказывать посильное содействие (собирают деньги, посылают помощь гражданскому населению, решают другие задачи). Они представляют собой как бы оборотную сторону конфликта.

«Многие военнослужащие совершенно одни»

«В начале войны нас было около ста добровольцев, а сейчас дай Бог, если наберется двадцать», — говорит Светлана Сидоренко, член ассоциации «Сотня добровольцев Львова», действующей при военном госпитале этого города. В госпиталь поступают раненые с фронта, несмотря на то, что он находится на расстоянии более тысячи километров. «В госпитале делают все, что в их силах, но нам нужно много препаратов и изделий, которые на Украине не производятся, например, мужские мочеприемники», — поясняет Сидоренко.

«Мы оказываем действенную поддержку военнослужащим, многие из которых совершенно одиноки и не имеют родственников во Львове, которые, со своей стороны, тоже не могут сюда приехать (например, средняя зарплата медсестры на Украине составляет 55 евро). «Понятно, что наша работа не прекратится вместе с окончанием войны, и мы будем принимать в госпитале еще больше людей», — добавляет она.

По сравнению со спокойной и невозмутимой Светланой Роман Иванин кипит от возмущения. «Народ сыт по горло этой войной», — громко заявляет он. Иванин является добровольцем и основателем организации «Вирни народу» (Верный народ), занимающейся отправкой гуманитарной помощи гражданскому населению, пострадавшему от конфликта и проживающему на востоке страны. Иванин, который, как и Светлана, более 30 раз ездил в качестве добровольца в зону боевых действий, выражает разочарование нынешней ситуацией. «Люди привыкли к войне. Сейчас народ погибает на фронте ни за что», — говорит он с возмущением.

Несмотря на опасения, что конфликт станет второй Южной Осетией, как это случилось с Грузией в 2008 году, у Иванина есть четкое представление о будущем страны: «В отличие от других войн, здесь нет цели, которую необходимо достичь. Главная проблема Украины состоит в том, что многие считают, что обладают истиной в последней инстанции. Чтобы покончить с конфликтом, необходимо общаться, неважно на каком языке: русском, английском или украинском, — говорит он. — Война – это лишь верхушка айсберга более глубокой проблемы, проблемы разъединения. Вот над чем надо работать», — заявил доброволец перед тем, как в очередной раз отправиться на восток страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.