В рамках состоявшегося 16-ого августа в Ереване заседания совета министров обороны стран ОДКБ было объявлено о достижении договоренности относительно создания объединенной группы армяно-российских войск. Согласно предварительному заявлению, эта договоренность относится к численности и кругу полномочий или функций этой группы, но конкретно по какому аспекту, пока не известно. Но говорится о том, что договор приведен в окончательный вид для подписания. Однако не ясно, когда он будет подписан. Можно предположить, что в сентябре, когда в Ереване состоится заседание глав государств членов ОДКБ, во время которого Армения передаст председательство в организации следующей стране.

Относительно этого мистического соглашения об армяно-российской объединенной группы достойно внимания то обстоятельство, что с целью согласования окончательного текста соглашения и подготовки его для подписания делегация генштаба вооруженных сил РФ приезжала в Армению 19-22-ого июля. Напомним, какие события происходили в Ереване в те дни. Именно в эти дни развивались активные процессы вокруг захваченного полка ППС полиции Армении, которые создали очень непредсказуемую и нестабильную ситуацию в стране. Именно в этой ситуации в Армению прибыла делегация генштаба ВС РФ, и обсуждалось соглашение о численности и функциях объеденной военной группы.

В то время, как в Армении развивались такие драматичные события, могла ли Армения проводить эффективные переговоры по теме объединенной военной группы? Это риторический вопрос, ответ на который наверно аксиоматичен для любой страны. В любом случае, трудно вести переговоры, когда внутри страны сформировалась непредсказуемая ситуация и нельзя до конца представить, как будут развиваться события. Тем более, когда речь идет о хотя и локализованном, но военном противостоянии и о десятках человеческих жизней. Таким образом, каких результатов могли достичь проведенные в такой обстановке переговоры? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, но возникает ряд других вопросов. Когда говорится о численности, имеются ли ввиду армянские или российские предложения? Ереван или Москва выступают с предложением или новой инициативой по численности? Что под этим подразумевается, должна ли численность объединенной группы увеличиться? За счет кого? Только Армении? Только России, или обеих сторон? Подразумевает ли это, что в Армении будет расположен дополнительный российский контингент, увеличение российского контингента?

В этом контексте значимость приобретает также составляющая относительно полномочий. Что это подразумевает, насколько относится к командованию, увеличиваются ли полномочия одной из сторон в командовании или уменьшаются? Это закрытые для общества вопросы. Относятся ли они к категории военной тайны? А может ли такая информация хранится в тайне от общества, когда речь идет о войсках, подконтрольных не этому обществу, а фактически другой стране? Может ли хранится в тайне от общества Армении информация о военном контингенте другой страны, который находится в Армении, и о его полномочиях, хотя бы о его действиях? Вообще, в этих тенденциях дело больше в принципе, в суверенитете Армении.

Практически во всех сферах государственной жизнедеятельности власти Армении на протяжении двадцати лет последовательно довели этот суверенитет, мягко говоря, до сомнительного уровня. Практически единственной сферой, в которой этот суверенитет не вызывал сомнения, была оборона, которая несмотря на тесное в том числе военно-техническое сотрудничество с Россией, особенно во время апрельской войны продемонстрировало, что обладает полной независимостью в вопросах обороны Армении и Карабаха, как минимум в принципиальных ситуациях.

И вот после этого «вынужденного» теста наблюдается активность российской стороны в попытках просочиться в каналы осуществления непосредственного контроля над армянскими вооруженными силами. Потому что стало очевидно, что несмотря на огромную зависимость в экономической, политической сферах, суверенитет в оборонительной сфере не позволяет окончательно превратить Армению в марионетку. И велика угроза, что именно для решения этой задачи Россия сейчас демонстративно ослабляет политику продвижения какого либо «плана» урегулирования карабахского конфликта, пытаясь сначала предпринять шаги для заполнения тех «пробелов», которые «возникли» во время блестящих действий армянской армии во время апрельской войны. Именно поэтому не может никакое военное сотрудничество или документ быть скрыт от общества Армении. Тем более, если реальная цель этого в повышении уровня безопасности Армении.

Общественность Армении должна быть информирована о всех действиях, которые непосредственно относятся к Вооруженным силам Армении, и тем более, где обсуждается возможность участия третьей стороны в их управлении. Армения с трудом смогла пережить несколько решений, принятых за одну ночь — армяно-турецкие протоколы, вхождение в ЕАЭС — в том числе, и благодаря довольно тяжелого противостояния вооруженных сил. Для того, чтобы окончательно вывести Армению из игры не достает только какого либо документа относительно вооруженных сил, который родится за одну ночь, пока общество Армении активно занимают «холостыми выстрелами» относительно сдачи территорий, в кулуарах решая вопросы не территорий, а вообще, Армении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.