Atlantico: После встречи Владимира Путина и Барака Обамы на саммите «двадцатки» в Ханчжоу президент России заявил об определенном сближении по урегулированию ситуации в Сирии, несмотря на отсутствие глобального соглашения. Каких-либо уточнений по этому поводу представители Москвы и Вашингтона не дали. Каковы перспективы потенциального снятия напряженности?


Ален Родье:
Как обычно речь будет идти о прекращении огня, хотя соблюдаться оно будет лишь частично. В любом случае, это поможет местному населению, которое получит эфемерную, но все же желанную передышку. В первую очередь это относится к подконтрольным мятежникам районам Алеппо, которые вновь оказались в герметичном оцеплении. Здесь возможно формирование гуманитарных коридоров, которые позволят уйти активистам и их близким, как это уже не раз бывало в прошлом. Непосвященному это может показаться странным, но подобные сделки — обычное дело для Ближнего Востока. Как, впрочем, и страшные зверства. Разумеется, таких точечных мер совершенно недостаточно, чтобы восстановить гражданский мир, но они могут облегчить положение тех, кто страдает больше всего, то есть мирного населения Сирии. Его судьба мало волнует державы, которые ведут в стране войну чужими руками. Саудовские ваххабиты против иранских шиитов, Вашингтон против Москвы, Турция против курдов и так далее. Проблемы многогранны, а интересы действующих лиц могут идти как в одном русле, так и в совершенно разных направлениях.

— После встречи с Бараком Обамой президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган особо отметил, что турецко-сирийская граница была очищена от террористов. Означает ли это, что саммит «двадцатки» ограничил роль Турции территорией у сирийской границы?

— Главный момент, который нужно для себя уяснить заключается в несогласии Анкары с утверждением Сирийского Курдистана у своей границы. Как мне кажется, это им не помешает. «Сирийским демократическим силам» (они состоят по большей части из курдов) остается пройти всего около ста километров для соединения с собратьями из расположенного к западу Африна. Ключевым населенным пунктом в такой перспективе (его взятие должно обеспечить соединение курдских сил, а Турция стремится этого не допустить) является город Эль-Баб. Причем, задача — не самая простая, потому что большинство населения региона составляют арабы-сунниты. Сейчас обе стороны ведут гонку со временем. И никто не может точно сказать, что выйдет в итоге. А великие державы пристально следят за развитием событий. 


— С точки зрения переговоров в Ханчжоу, чьи позиции стали сильнее, а чьи ослабли?

— Без сомнения, последние события с начала операции «Щит Евфрата» сильнее всего ослабили позиции американцев. Они были вынуждены поддержать Анкару против курдов, которых считали главной опорой в борьбе с ДАИШ (запрещенной в России террористической организацией — прим. ИноСМИ). Курдские силы — единственные, у кого есть желание и воля дать отпор буйным фанатикам «Исламского государства». Однако Вашингтон был вынужден принести их в жертву дружеским отношениям с Турцией, которая имеет огромное геостратегическое значение на Ближнем Востоке (и обладает второй по численности армией в НАТО).

У президента Обамы практически не осталось свободы для маневра, и он лишь пытается решать проблемы по мере поступления, готовя клюшки для гольфа к заслуженному отдыху. В начале мандата ему дали Нобелевскую премию мира, что сейчас могло бы вызвать улыбку, если бы обстановка не была столь драматичной. По такой логике, его в будущем могли бы еще и причислить к лику святых…

Тем временем Владимир Путин смакует ситуацию. Не стоит думать, что он не был заранее предупрежден об операции «Щит Евфрата». Это было бы оскорблением для СВР, о больших возможностях и агрессивной позиции которой нам прожужжали все уши. Более того, мне даже кажется, что у Анкары и Москвы была договоренность: турецкая авиация не залетает слишком далеко на юг, чтобы не дразнить летчиков российских ВКС, у которых остался зуб на турецких пилотов за сбитый в ноябре прошлого года Су-24.

В будущем нас еще могут поджидать стратегические неожиданности. Президент Эрдоган уже приучил нас к внезапным поворотам. Однако мне кажется, что все идет к разделу Сирии, который на словах отвергается всеми, но становится неизбежным по факту. Проблема в том, что все без исключения участники далеко не безупречны в нравственном плане: режим Башара Асада, палачи ДАИШ, наследники «Аль-Каиды»… За неимением возможности победить в войне придется договариваться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.