Впервые в истории у Норвегии — два шпионских судна. Это прямой ответ на беспрецедентное наращивание Россией военной мощи и активности в северных районах.

Сейчас новехонький норвежский шпионский корабль «Марьята» (Marjata) занял свое место в восточной части Баренцева моря.

Корабль будет находиться в международных водах, но близко к российской территории, более или менее постоянно, чтобы наблюдать за активностью русских.

Россия значительно нарастила свои вооруженные силы в районах Севера, создала новые и расконсервировала старые базы, взяла на вооружение новые типы самолетов и судов.

Возросшая российская активность на Севере привела к тому, что служба разведки решила, что необходимо активизировать слежку, а значит, необходимы и два шпионских судна.

Поэтому через несколько месяцев к «Марьяте» присоединится еще одно судно. Предполагалось, что она его заменит, но сейчас судно существенно модернизировано и переименовано в «Эгер» («Eger»).

«В Баренцевом море нужна слежка»


Генерал-лейтенант Мортен Хага Лунде (Morten Haga Lunde) находится на посту шефа военной разведки первый год, и до сего дня он дал очень мало интервью.

Сейчас он сделал исключение, чтобы ответить на вопрос Aftenposten? Почему мы в Норвегии впервые в истории должны иметь два шпионских судна.

— Первоначально у нас был иной план, — подтверждает Лунде.

— Но потом мы стали думать: нельзя ли вытянуть из «Эгера» что-то еще. Потребность налицо: мы наблюдаем растущую российскую военную активность в ближайших к нам районах. Особенно велика потребность в наблюдении в Баренцевом море, — говорит он.

Военная разведка — о причинах, вынуждающих норвегию иметь два судна-шпиона

Морские территории на севере обширны. Россия играет все более активную роль и избрала Арктику в качестве важной военной и экономической зоны, а также региона, имеющего важную символическую ценность.

Поэтому Россия существенно нарастила вооружения в северных районах, создавая новые и восстанавливая старые базы, используя новые самолеты и суда.

Это приводит к тому, что способность России планировать, координировать и осуществлять операции в зоне ответственности Северного флота и из нее, в будущем будет возрастать.

Сегодня Россия может обстреливать наземные цели по всей Европе либо из международных вод, либо из российского воздушного пространства. Эта мощь была впервые продемонстрирована и с наземных судов, и с подлодок, и с самолетов против объектов в Сирии в 2015 году.

Россия не представляет сегодня какой-то конкретной военной угрозы для Норвегии. Но военная разведка считает, что в перспективе развитие в России может представлять собой существенный потенциальный риск и вызов для Норвегии.
Поэтому решающее значение приобретает способность внимательно отслеживать то, что происходит в этом районе.

— Мы хотим присутствовать в нескольких местах в Баренцевом море и Норвежском море, — говорит Лунде.

— Что может делать новый корабль из того, что старый делать не мог?


— Он гораздо более мощный. Это то же самое, как купить новый компьютер. Это разные поколения.

— А как же «Эгер»?

— Он будет следить за активностью на поверхности, в качестве гражданского и военного транспортного судна, транспортного средства на случай риска. Он также будет наблюдать за активностью в воздухе и под водой.

Цена: 1,5 миллиарда


Новая «Марьята» пустилась в плавание в мае, после того, как была оборудована новыми вооружениями в США. Итоговая цена судна в конце концов достигла 1,5 миллиардов крон. После долгого периода испытаний в Северной Норвегии корабль занял в августе предназначенное ему место.

«Эгер» же будет оснащаться необходимым оборудованием в Норвегии.

— А это дорого — задействовать два судна?


— Деньги на содержание обоих судов идут из бюджета военной разведки. Бюджет вырос, поэтому это и стало возможным. Но только после того, как мы задействуем новый корабль на 100%, мы узнаем, во сколько он реально обойдется. Мне не хотелось бы называть суммы, — говорит Лунде.

В то время, как «Марьята» будет размещаться в восточной части Баренцева моря, «Эгер» будет отслеживать российскую и прочую активность на поверхности, под водой и в воздухе в северной части Норвежского моря и в западной части Баренцева моря.

Базой «Эгера» станет Харстад (Harstad), база новой «Марьяты» находится в Киркенесе (Kirkenes).

Новые суда непопулярны в России

— А русские как-то отреагировали на то, что у Норвегии теперь будут два корабля подобного типа?


— Мне об этом неизвестно. Один российский адмирал сказал мне однажды: «Соседей важно знать хорошо. Это важнее, чем знать родственников», — говорит Лунде.

Норвежские шпионские суда вблизи российской территории воспринимались ранее как провокация. Это констатировал бывший адмирал Эйнар Скорген (Einar Skorgen), который в свое время был главнокомандующими вооруженными силами в Северной Норвегии.

В феврале исследователь Тур Буккволл (Tor Bukkvoll) из Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии сказал в беседе с NRK следующее о районе, где будет задействована «Марьята»:

«Вполне возможно, что российские власти захотят поднять этот вопрос и обсудить детали. Ясно, что Россия вообще озабочена военным присутствием НАТО в районах, находящихся не так далеко от баз на Кольском полуострове. Но вместе с тем за столь долгое время к этому уже привыкли».

Факты: История кораблей и названия «марьята»


Инициатором того, что Норвегия должны иметь разведывательные суда, был бывший офицер разведки Алф Мартенс Мейер (Alf Martens Meyer).

Если верить книге «Наша тайная готовность» («Vår hemmelige beredskap»), написанной бывшим редактором газеты Morgenbladet, Кр. Кристенсеном (Chr. Christensen), именно Мейер все спланировал и организовал.

Название «Марьята» включает в себя первые буквы имен членов его собственной семьи. «М» означает его самого, «А» — жену Анни Сигнес (Annie Signes), потом идут буквы, означающие сыновей Роя (Roy), Яна (Jan) и Альфа (Alf), а также невесток Турид (Turid) и Анне Лисе (Anne Lise).

В начале 1960-х годов бывшее китобойное судно «GLOBE 14» было переименовано в «Марьяту» и оснащено самым современным на тот момент шпионским оборудованием.

По утверждению Кристенсена, норвежские шпионские суда играли с советскими эсминцами в кошки-мышки, следя за военной активностью, прослушивая переговоры и анализируя сигналы радаров.

Раньше судоходством, к которому относились шпионские суда, был Научно-исследовательский институт Вооруженных сил Норвегии (FFI). Сейчас главнокомандующий возложил ответственность за суда и функции судовладельца непосредственно на шефа военной разведки.

Будут отозваны в случае начала войны


— Какую роль будут играть суда, если реальный конфликт станет фактом?


— В традиционной войне эти корабли будут уязвимы. В таком случае их перебросят в другой район, — говорит Лунде.

— А в ситуации гибридной войны?


— Мы будем использовать их так долго, как это будет оправданно.

— Где вы набираете экипажи?


— Квалифицированный персонал мы набираем и из своих рядов, и извне, как делали все эти годы (в частности, на военно-морских судах — прим. ред.)

— Насколько велики экипажи?

— Мне не хотелось бы говорить о конкретной численности.

Факты: Когда русские обстреляли норвежское шпионское судно


Весной 1990 года прежняя версия «Марьяты» была обстрелена российским фрегатом. Это случилось, когда судно зашло в район Баренцева моря, где русские проводили учения. Вооруженные силы предпочли не предавать эпизод гласности.

О нем стало известно, когда вышла книга «Шпионская база — Неизвестная история о ЦРУ и АНБ в Норвегии», написанная журналистом NRK Бордом Вормдалом (Bård Wormdal).

Норвегия была заранее предупреждена о военно-морских учениях Северного флота, но норвежское шпионское судно, тем не менее, прямо направилось к одной из огневых целей, обозначенных русскими.

Только после неоднократных предупреждений по радио и нескольких ракет большой мощности, разорвавшихся прямо за кормой «Марьяты», норвежское шпионское судно покинуло район учений.

Снаряжены в США, но информация принадлежат Норвегии


Когда шеф Военной разведки представлял новое шпионское судно в марте 2016 года, он подчеркнул, что суда, предназначенные для наблюдения, в весьма значительной степени способствовали лучшему пониманию ситуации на Севере, и были явным признаком норвежского присутствия в регионе:

«Новая „Марьята“ представляет собой обновление и новое мышление в очень многих областях (…) В нынешней ситуации в области политики безопасности решение о строительстве нового судна представляется очень важным и верным решением. Контроль за развитием ситуации в северных районах является для Норвегии стратегически важным. Решение Стортинга инвестировать в новое разведывательное судно — важный сигнал, говорящий о том, что постоянное норвежское присутствие в северный районах по-прежнему весьма приоритетно».

(Из выступления шефа военной разведки Мортена Хага Лунде в Военном обществе Осло в марте 2016 года)

— Корабль оснащен в США. А информация, которую он будет собирать? Будет ли она также передаваться непосредственно в США или другие страны НАТО?


— Корабль будет собирать норвежскую информацию. Но мы будем делиться с нашими союзниками тем, чем решим нужным поделиться. То, что мы делаем, мы делаем в рамках национальной операции, — говорит Лунде.

— Представлены ли подобные суда союзников в том же районе, где действует «Марьята»?


— В очень незначительной степени.

— Судно постоянно находится в плавании?


— Оно много находится в плавании. Оно для этого и создано.

Терпят шпионские суда друг друга


Вот как отставной коммодор Якоб Бёрресен (Jacob Børresen) описывал, почему же использование шпионских судов в открытую вообще возможно: «Сложилась практика, когда стороны терпят присутствие друг друга. С тем, что занимаются разведывательной деятельностью, согласны. Поскольку речь идет о международных водах, с этим мало что можно поделать, и многие к тому же заинтересованы в том, что это происходит. Это способствует стабильности, в частности, в периоды роста напряженности. Можно констатировать, что никакой эскалации не происходит, это помогает избежать попадания в спираль гонки вооружений».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.