Fronda.pl: Мы до сих пор не знаем деталей двух этих событий. Однако летающий над нашими правительственными зданиями дрон — это, пожалуй, повод для беспокойства?

Анджей Ломановский (Andrzej Łomanowski):
Историю с дроном изучили еще не до конца, нужно подождать результатов следствия. Мне лично она кажется странной и непонятной. Я не понимаю, зачем запускать дрон над зданием правительства. По одной простой причине: сразу же за зданием канцелярии премьер-министра на улице Шуха стоит здание, которое принадлежит российскому посольству. В нем находится гостиница. Это один из пережитков прошлой эпохи — объект недвижимости, который принадлежит сейчас Российской Федерации. Здание используют как гостиницу для посольства, так бывает часто. Аналогичное здание, в котором могут останавливаться поляки, находится в польском посольстве в Москве. Существование такого здания поблизости от канцелярии премьера делает действия россиянина с дроном бессмысленными.

— Почему?

— С последних этажей этой российской гостиницы можно не только легко подслушивать, но и наблюдать то, что происходит в канцелярии премьер-министра. Разместить там аппаратуру для прослушки не представляет никакой проблемы, тем более что здание обладает экстерриториальным статусом, поскольку принадлежит посольству. Так что я не совсем понимаю, чего хотел добиться этот россиянин, рассматривая комплекс правительственных зданий с дрона. Мне это непонятно. Однако Агентство внутренней безопасности должно тщательно расследовать это дело и развеять все связанные с ним сомнения. Будем надеяться, что так и произойдет.


— Как нам следует воспринимать предостережение о терактах против поляков, которое поступило в посольство Польши?

— Что касается теракта, то, на самом деле, в российский стиль больше бы вписывалось проведение его чужими руками. Россиянам выгоднее всего, чтобы гипотетический теракт провели украинцы. Это бы идеально вписалось в российские цели. Так что в «морской теме» (предупреждение касалось терактов на море, — прим.пер.) у нас тоже на настоящий момент больше вопросов, чем ответов.

— Значит, непосредственная атака со стороны россиян маловероятна, и если что-то будет сделано, то «чужими руками»?

— Россияне при проведении такого рода операций изо всех сил стараются оставаться незамеченными, стоять в стороне. Они часто используют разные средства вроде радикальных группировок, как это было в 70-х и 80-х годах. Тогда россияне тайно поддерживали левых радикалов, которые были для них удобным орудием. Конечно, всегда можно допустить возможность, что на территории России есть какие-то силы, которые могут собрать оружие и взрывчатые материалы, а одновременно настолько ненавидят Польшу, что решат нанести удар. Однако, как писал Игнацы Красицкий (Ignacy Krasicki): «Это возможно, но для меня — на небылицы похоже».

— Значит, в стратегии россиян важна не столько агрессия, сколько дестабилизация и слежка?

— Зададим себе вопрос: какую цель мог бы преследовать теракт? Напугать поляков? Он вызовет лишь невероятный взрыв раздражения в Польше и во всех странах нашего региона, в том числе в Германии. Зачем его устраивать? С российской точки зрения это не имеет особого смысла. Но все это только гипотетические рассуждения. Мы все еще ждем, что наши спецслужбы раскроют какие-то детали о сообщении, которое поступило в польское посольство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.