Серое десятиэтажное здание выделяется на фоне полей, словно оно было предназначено стать фортификацией Авдеевки, рабочего города Донбасса. Его восточный фасад открыт всем ветрам, пулеметным и артиллерийским обстрелам. Кое-где зияют дыры, а окна забиты деревянными щитами. Брошенное жителями здание (за исключением одной квартиры, где вывешено на просушку белье) служит убежищем солдатам украинской армии.

Для сотрудников ОБСЕ, которым поручено следить за соблюдением перемирия между Киевом и пророссийскими боевиками, это наблюдательный пункт номер один на «линии соприкосновения», то есть линии фронта. На самом верху в круглосуточном режиме работают две камеры с приборами ночного видения. Они снимают перестрелки. «Звука нет, — сожалеет заместитель руководителя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг (Alexander Hug). — Но мы это исправим».

Самая горячая точка

В тот день швейцарец проводил пресс-конференцию, стоя под дождем на крыше здания. «Мы зарегистрировали тут тысячи нарушений перемирия, это самая горячая точка», — говорит он, указывая на горизонт, где можно разглядеть полностью разрушенный аэропорт удерживаемого сепаратистами Донецка.

Сентябрь выдался спокойным месяцем после всплеска насилия в августе, когда с обеих сторон люди гибли практически каждый день. В сентябре затишье во многом связано с началом нового учебного года. «То же самое было и в 2015 году. А в ноябре перестрелки продолжились. В этом году мы ждем повторения такого же сценария, если не будет принято никаких новых мер для отвода оружия».

Ненужная стрельба

Вся территория буквально напичкана минами, на которых периодически подрываются кабаны, провоцируя перестрелки. «Линия соприкосновения практически не изменилась с февраля 2015 года, — продолжает Александр Хуг. — Однако на некоторых участках расстояние между позициями противников сократилось до 50 метров». Злоупотребление спиртным влечет за собой ненужную стрельбу, которая в свою очередь вызывает ответный огонь.

ОБСЕ проводит подсчет перестрелок, а на ее сайте каждый день обновляется кровавый список, составленный максимально лаконичным и объективным военным языком. Через десять минут сопровождающий группу швейцарских журналистов сотрудник МИДа говорит, что тем нужно уходить с крыши. Не нужно искушать снайперов. Время близится к 15 часам, и напряженность может возрасти: большая часть перестрелок происходит вечером и ночью.

75 000 нарушений

С января 2016 года установленное по Минским соглашениям перемирие было нарушено 75 000 раз. ОБСЕ не называет главного виновного и возлагает ответственность на обе стороны. Кроме того, наблюдательная миссия не говорит ни слова о российских войсках на территории самопровозглашенных Донецкой и Луганской республики, несмотря на множество тому свидетельств. Москва же по-прежнему все отрицает.

В ОБСЕ отмечают лишь наличие российского оружия и военной формы, не более. «Можно сказать, что на линии соприкосновения наблюдается все более сложный канал снабжения с электронной техникой и умными боеприпасами», — добавляет Александр Хуг. В Киеве говорят о 40 000 боевиков на стороне мятежников, в том числе 6000-7000 бойцах российских спецподразделений и почти таком же числе добровольцев.

Авдеевка — промышленный город, основу которого составляет коксовый завод одного из самых влиятельных украинских олигархов Рината Ахметова. Он закупает уголь у мятежников, перерабатывает его на подконтрольной Киеву территории и продолжает вести прибыльный бизнес по обе стороны фронта. В апреле 2014 года город оказался в руках сепаратистов, но в июле вновь перешел под контроль правительства. Сегодня им руководит Павел Малыхин, назначенный президентом Петром Порошенко глава военно-гражданской администрации.

«Террористы целят в объекты электро- и водоснабжения, — говорит он. — У нас серьезные проблемы с запуском отопительной системы». Пока он рассказывает, что число жителей города уменьшилось с довоенных 36 000 до нынешних 21 000, вдали раздается звук взрыва. «Блуждающий гранатометный выстрел», — объясняет он. Со стороны врага (позднее это было подтверждено наблюдательной миссией). «Ночью по нам выпустили пять минометных снарядов калибра 80 мм. А последние обстрелы из 152 мм пушек были 24 августа».

Мирному населению приходится дорого платить за полузамороженный конфликт. По данным ООН, более 3 миллионов человек испытывают потребность в гуманитарной помощи. В больнице Авдеевки (она семь раз оказывалась под обстрелом) главврач Марина Лобода говорит, что среди 533 раненых и 18 погибших из-за конфликта в ее районе почти половина были мирными жителями.

Снаряд в школьной столовой

Главная городская школа тоже не избежала ущерба. По словам директора Людмилы Полянской 2 сентября 2014 года в столовую попал снаряд установки «Град». Однако самым тяжелым периодом было начало 2015 года. Школа одно время служила убежищем, но затем все ушли. За исключением директрисы, которая провела несколько недель в подвале без электричества, со свечами и бутылками с водой. «27 января я отметила под землей день рождения. Все остальные преподаватели бежали».

В прошлом году в школе оставались всего 93 ученика. Теперь их 450. «В каком вы классе?» — спрашивает по-украински директриса детей на уроке физкультуры. «В первом», — отвечают они по-русски. «Патриотический дух силен», — говорит Людмила Полянская при том, что русскоязычное население, как и весь Донбасс, расколото по вопросу отношения к проевропейски ориентированному Киеву.

На каждом этапе поездки наблюдатель Кристоф Роша (Christophe Rochat) осведомляется у собеседников насчет их гуманитарных потребностей. 700-800 сотрудников ОБСЕ на Украине (это гражданская наблюдательная миссия, а не военная миротворческая операция) посвящают большую часть времени контролю за соблюдением прекращения огня. Кроме того, эта организация, единственная, у кого есть доступ ко всей территории разделенного Донбасса, играет роль посредников между населением и ассоциациями взаимопомощи. «Сейчас мы пытаемся наладить работу по упрощению диалога», — объясняет Кристоф, присоединившийся к наблюдательной миссии в мае 2015 года. Подобная посредническая работа ведется и на западе страны, в том числе между православными общинами, которые разрываются между Московским и Киевским патриархатами.

Чудо

На улицах Авдеевки к белым машинам ОБСЕ теперь проявляют уважение. Но так было не всегда. Оскорбления, летящие камни, направленные ружья — наблюдателям очень долго приходилось со всем этим мириться. Донести посыл объективности в информационной войне — непростая задача. Не шпионы ли российские эксперты наблюдательной мисии, которые работают на западной стороне фронта? Те же самые вопросы и к американцам на территории сепаратистов. «Чудо, что у нас не было ни одного серьезного инцидента, — утверждает заместитель начальника группы ОБСЕ в Донецке Марко Киршбаум (Marco Kirschbaum). — Сегодня к нашей работе относятся намного лучше. Мы проделали большую информационную работу, чтобы добиться доверия».

Даже простого присутствия сотрудников ОБСЕ бывает достаточно, чтобы успокоить страсти, в частности во время проверок на блокпостах. Или во время передвижения войск. Как это было недавно. Наблюдатель со стороны мятежников сообщил о перемещении военной техники в его направлении. Получив предупреждение, центральный пост ОБСЕ затребовал разъяснений у украинской армии, которая начала все отрицать. «Мы все видим, сомнений быть не может», — возразила офицер связи и одна из немногих женщин в наблюдательной миссии Сильвия Шер Хан (Sylvia Schaer Hahn), напомнив о правилах прекращения огня. После получасовой дискуссии миссии удалось убедить армию остановить наступление.

У заброшенного здания поста номер один оставшиеся в грязи следы военных грузовиков скоро замерзнут. Донбасс готовится к третьей зиме войны.



Швейцария — в первом ряду


В прошлом месяце Берну удалось провести на восток Донбасса пятый гуманитарный конвой. Швейцария — единственная страна, которая может предоставлять помощь по обеим сторонам линии фронта. Она играет на Украине особую роль благодаря завоеванному доверию обеих сторон, как Киева, так и Москвы. Глава швейцарского МИДа Ив Россье (Yves Rossier) недавно побывал на линии фронта у Мариуполя, что стало уникальным в своем роде поступком для дипломата его ранга.

Берн воспользовался председательством в ОБСЕ в 2014 году, чтобы начать играть активную роль в украинском кризисе. Сейчас в стране в рамках ОБСЕ находятся 16 швейцарских экспертов. «Это наш крупнейший контингент за границей», — говорит Даниэль Фаснахт (Daniel Fasnacht) из сформированной при МИДе Экспертной группы гражданской борьбы за мир.

По всему миру сейчас работают порядка 100 швейцарских экспертов самой разной специализации. Речь идет о медиках и военных, полицейских и дипломатах. Кроме того, Швейцария оказывает поддержку реформам местного самоуправления, которые являются одним из ключевых пунктов Минских соглашений. Посол Тони Фриш (Toni Frisch) занимается гуманитарными вопросами в Трехсторонней контактной группе (Украина, Россия, ОБСЕ) по реализации этих договоренностей.

Киев ценит эту помощь. «Очень важно уметь пересматривать взгляды в зависимости от фактов, — говорит украинский дипломат по поводу отношения Берна к Москве. Если кто-то из ваших хороших соседей убивает людей, как вы поступите? Нужно набраться смелости сказать ему об этом». Тем самым он намекает на отсутствие со стороны Берна критики того, как российская сторона вооружает донбасских мятежников.



Даты и цифры

  • Минские соглашения о прекращении огня были подписаны в сентябре 2014 года и дополнены в феврале 2015 года.

 

  • С весны 2014 года конфликт унес жизни 9 600 человек, в том числе более 170 украинских солдат в 2016 году.

 

  • На территории Украины оказались 1,7 миллиона перемещенных лиц.

 

  • Почти миллион человек испытывает нехватку питьевой воды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.