Моторолу оставила удача наемника. Вместе со своим абхазским охранником он погиб при взрыве заминированного лифта, когда спешил к жене, тоже носящей звучное прозвище: Ленка-Канистра. Посмертное медицинское заключение гласило: «повреждения получены от ударной волны при взрыве взрывчатого вещества». Такой диагноз был типичен для гангстерских разборок 1990-х годов, когда донбасские преступные группировки вели войну за сферы влияния.

От работы на мойке к военным преступлениям

Руководство сепаратистов сразу же возложило вину за покушение на украинскую военную разведку. Киев ответил обвинениями в адрес российских спецслужб. Комментаторы, следящие за развитием ситуации в Донбассе, обратили внимание, что все вовсе не так очевидно, как хотелось бы противоположным сторонам конфликта.

Арсений Павлов стал очередной жертвой целой серии терактов, в которых лишились жизни командиры боевых группировок или лидеры проекта «Новороссия». Черная серия началась в прошлом году. В атаках с использованием взрывных устройств, противотанковых гранатометов и автоматического оружия погибли, в частности, (если перечислять только самые известные фигуры) Алексей Мозговой, казацкий «атаман» Павел Дремов, Александр Беднов, а теперь «Моторола» Арсений Павлов.

Все они с начала конфликта в Донбассе боролись с оружием в руках против киевской власти. Прямо говоря, они сами были террористами или, в лучшем случае, российскими наемниками. Павлов, например, родился в далекой Сибири, а после этого в качестве солдата-контрактника принимал участие в Чеченской войне. В гражданской жизни он работал на автомойке неподалеку от Ростова. В 2012 году его осудили на полтора года за угон автомобиля, а в 2014 он нашел свое призвание в качестве защитника Славянска и самопровозглашенного командира отряда «Спарта», который вел бои за аэропорт в Донецке.

Согласно международному законодательству, его можно назвать военным преступником, который сам документировал свои преступления, чтобы продавать записи российским СМИ. Это преступник и убийца, отброс общества, какие появляются на каждом повороте истории, сначала выносящей таких людей на поверхность, чтобы потом, по правилам физики, затянуть их на дно. Остальные «комбаты» были людьми того же покроя.

Когда активная фаза военных действий, которые запланировала и провела Россия на востоке Украины, завершилась, оказалось, что проект «Новороссия» провалился. Отбитая у соседа территория занимает всего 30% площади Донецкой и Луганской областей. Так что о массовой поддержке населения этого региона говорить не приходится. Между тем Кремль получил то, к чему стремился: надежный инструмент для военной и экономической дестабилизации Украины. В Мотороле и компании Россия больше не нуждается.


По прошествии времени такие обстоятельства, как глубокий экономический кризис в России, заставили Кремль изменить свои сценарии. Чтобы продолжать играть Донецком, как картой в дипломатической игре, Москве нужно установить в регионе минимальный порядок, то есть сделать его полностью зависимым и управляемым. В контексте таких планов люди вроде Моторолы стали не просто ненужными: они представляют опасный пример анархии, которая может обернуться против самой России, если у них возникнут какие-нибудь собственные потребности, например, материального свойства. Суть наемников такова, что они воюют на той стороне, которая больше платит. Уже сейчас у России возникли проблемы с неконтролируемым наплывом оружия в зону боевых действий. Заметен также рост преступности, в которую замешаны бывшие наемники.

Их образ «бескорыстных рыцарей без страха и упрека», который они себе создали, дает им опасный политический потенциал. Украинский портал «Информационное сопротивление» представил недавно улики, указывающие на то, что мотив убийства Мозгового был именно таким. В его планы входило, например, создание общественного движения для налаживания диалога с Киевом. Россия не для того вкладывает в Донбасс огромные финансовые и военные средства, чтобы любой боевик вел собственную политику, а кроме того рассматривал какие-то возможности договориться с Украиной через голову Кремля. Это один из возможных мотивов волны убийств, хотя, конечно, не единственный.

Такие люди, как Моторола, которые обладают психопатическим складом личности, жили тем, что принимали участие в резне. В итоге они стали неудобными свидетелями российского вмешательства в конфликт, видели его масштаб и методы. Конечно, можно сказать, что исчерпывающие доказательства существуют и так, но каким большим весом могут обладать личные показания Моторолы, например, в Гаагском трибунале. Особенно на тему сбитого малазийского лайнера. Павлов, прошедший «боевой путь», мог бы многое рассказать также о других военных преступлениях. Создается впечатление, что чем сильнее хочет Москва отмежеваться от Новороссии, чтобы добиться смягчения западных санкций, тем меньше такие отталкивающие фигуры, как Моторола, подходят к ее «дипломатии в белых перчатках». В ноябре сменится президент США, а вместе с новой администрацией в Вашингтоне придет время размышлений, к которым изо всех сил готовится Москва, впрочем, не только в Донбассе, но и в сирийском Алеппо.

Следует также помнить о том, что вокруг Путина разворачиваются игры кремлевских кланов, которые стремятся претворить в жизнь собственные сценарии для Украины. «Лидеры» Донецка и Луганска Александр Захарченко и Игорь Плотницкий (не говоря уже о простых боевиках) — это пешки на российской шахматной доске. В рамках интриг московских кураторов Донбасса самым эффективным способом нанести удар по конкуренту становится «отстрел» местных мелких рыбешек. Поэтому к локальным центрам силы следует присмотреться внимательнее.

Луганда

На первый взгляд кажется, что донецкий поверенный Москвы Захарченко не очень активно воспользовался инструментом терактов. Он при помощи российских спецслужб лишь разоружил не самых самостоятельных боевиков. На самом деле фундаментом успеха в стабилизации ситуации выступает компромисс украинских олигархов, сепаратистского руководства и московских кураторов. Больше всего (и уже давно) заинтересован в мире Ринат Ахметов, который под видом гуманитарной помощи выплачивает миллионы долларов выкупа за свое имущество.

Избранный глава Луганской народной республики Игорь Плотницкий на церемонии инаугурации в Луганске


Совсем иначе выглядит ситуация в Луганской области, которой руководит Плотницкий. Большинство строптивых боевиков убили именно на его территории. Их неповиновение в значительной мере сводилось к попыткам взять под свой контроль локальную экономику. А это: финансовая помощь из Москвы, гуманитарные поставки продовольствия, торговля военным металлоломом и российской нефтью, а в первую очередь — миллионные обороты от торговли местным углем.

Ни для кого не секрет, что Луганск торгует не только с Россией, но и с Украиной, используя хитроумные схемы контрабанды, в частности, с привлечением Крыма. Но не только, о чем свидетельствует бурно расцветшая в прошлом году луганско-абхазская дружба. Желающих получить эти богатства много, а их список возглавляет сам Плотницкий. В борьбу за контроль над имуществом и путями контрабанды, по всей видимости, включились даже разные отделы российского ФСБ, а также управление ГРУ. Методы экономических игр безжалостны, что показывает судьба одного из «героев» Новороссии, которого застрелили недавно в знаменитом подмосковном районе нуворишей — на Рублевке.

В 2014 году Евгений Жилин, а речь идет о нем, во главе организации «Оплот» штурмовал региональные представительства украинских властей, а также безуспешно пытался устроить антимайдан в Харькове. Как утверждают российские СМИ, Жилин был одним из угольных баронов ЛНР, который инвестировал или, скорее, отмывал полученные средства в России. За его убийством, во всей вероятности, стоит мафия Плотницкого, которая хочет монополизировать экономику региона. Чтобы избавиться от конкурентов, Плотницкий инсценировал летом покушение на самого себя, а потом приказал устроить показное расследование попытки переворота, которое разбило существовавший триумвират интересов, исключив из него «главу парламента» и «премьера». Первому удалось счастливо бежать в Россию, а второй совершил самоубийство, после того, как его задержали головорезы Плотницкого из «министерства безопасности». Сообщение луганской «прокуратуры» выглядело курьезно: «Задержанный Цыпкалов, опасаясь мести от рук своих подельников по подготовке переворота, совершил самоубийство при помощи тюремной подушки». Ни добавить, ни убавить. Вот такие, как это называется на постсоветском преступном сленге, разборки — мафиозное сведение счетов. Тем не менее сложилась парадоксальная ситуация: как украинские СМИ, так и недавние сторонники Новороссии из Луганска, находящиеся сейчас в эмиграции, негативно оценивают и Плотницкого и положение в ЛНР. Беззаконие и террор, которые царят в регионе, можно сравнить со сталинскими чистками 1937 года. Другое подходящее сравнение — это диктаторские режимы Южной Америки в XX веке.

В Новороссии грядут перемены

Если говорить о будущем, вырисовываются блестящие перспективы: по крайней мере из кремлевских залов, в которых созрел план передать «Луганду» в политическую аренду. Получателем выступает местная группировка бывшей правящей Партии регионов. Для этого был устроен фарс с локальными выборами, которые в связи с Минскими обязательствами России были замаскированы под «предварительное голосование». Как говорят разочарованные активисты Новороссии, 80% мест досталось бывшим членам Партии регионов и бизнесменам, связанным с этим объединением.

Что любопытно, с луганскими разборками связана одна из версий убийства Моторолы. В рамках братской помощи «руководитель» ДНР отправил «руководителю» ЛНР отряд «Спарта», которым руководил Павлов. Моторола, как рассказывают, вернулся из поездки в мрачном настроении и твердил: «я уже покойник». Может быть, его смерть — это знак, что Кремль решил избавиться как Плотницкого, так и от Захарченко?


Вместо заключения напрашиваются размышления о судьбе пешек в играх ключевых игроков. Я не имею в виду эпидемию среди боевиков или дальнейшее существование сепаратистских «властей», а говорю о будущем 2,5-3 миллионов украинцев, которые не сбежали из этого ада. Отчасти потому, что бежать им было некуда (большую группу составляют пенсионеры), а отчасти потому, что они поддались на российскую пропаганду. Именно они весной 2014 года протестовали против Майдана. Срывая украинские флаги, они свято верили, что вслед за Крымом Россия придет и к ним. Они были уверены, что она защитит их от «бандеровской хунты» и алчности украинских олигархов. Но ничего не произошло. Россия не совершила очередной аннексии и привела только армию, которая сеяла смерть и разрушения. Сейчас регионы, производившие 30% украинского ВВП, лежат в руинах. Общество превратилось в безвольную массу получателей объедков с барского стола. Люди часами стоят в очередях, чтобы купить немного крупы или банку тушенки из запасов, которые не успели растащить разные Плотницкие и Захарченко. Нищенские выплаты составляют две-три тысячи российских рублей, тогда как минимальная российская зарплата — это 6 000. Вдобавок вместо порядка воцарилась анархия, которая пришла на смену хорошо известного и в равной мере преступного правления Партии регионов.

От надежд не осталось и следа, а беспокойство и бессилие, связанные с вопросом, что будет дальше, нарастают. Если Москва окончательно оставит Донбасс, тогда вернется Киев, который сможет начать собственные репрессии.

К ситуации между Сциллой и Харибдой добавляется разочарование бывших энтузиастов, которые указывают на отличия в составе нынешней власти по обе стороны украинской баррикады. Как говорят сами жители, возможно, Украиной и управляют «бандеровцы», но именно активисты Майдана в отличие от участников донбасских антимайданов занимают сейчас места в правительстве и парламенте.

Что касается следующего боевика, которому может угрожать ликвидация, им наверняка станет очередной «ветеран» военных преступлений: некий Гиви, который возглавляет банду с говорящим названием «Сомали».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.