Германия и Франция намерены активизировать усилия по укреплению взаимодействия в области обороны. В их планы, в частности, входит создание общего Фонда обороны, который начнет работу уже в 2017 году при поддержке Европейского инвестиционного банка. Есть и другие свидетельства того, что европейские страны намерены усиливать взаимодействие в области «общей обороны» и в военной сфере. В частности, Германия и Голландия готовы к работе над созданием общих танковых войск и военно-морских сил, а также намерены создать единую систему ракетной обороны, состоящую из комплекса ракет класса «Земля-воздух». Уже существует целый ряд признаков и свидетельств того, что европейские страны намерены создать «Единые вооруженные силы Европы», о чем, в частности, говорили участники 28-го саммита глав государств стран ЕС в докладе, посвященном «стратегии Европейского союза в мире». В этом докладе, который с одобрением встретили представители большинства стран Союза, подчеркивалась необходимость укрепления военной и «оперативной» инфраструктуры, в том числе говорилось о задачах по созданию общих центров командования единых вооруженных сил.

Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, выступая в Берлине, заявила следующее: «Германия намерена значительно увеличить свою значимость в мире в военном отношении». Глава военного ведомства ФРГ заявила о том, что необходимо покончить с отстраненностью, которой придерживается страна в борьбе с факторами, дестабилизирующими глобальную безопасность. Она добавила: «Нам следует с пути самоизоляции повернуть на путь преобразований, чтобы увидеть, что мир обладает еще и другим обликом помимо господствующего в нем». Фон дер Ляйен также пояснила, что министерство финансов ФРГ планирует увеличить военный бюджет страны для того, чтобы твердо следовать по этому пути — увеличивая свою роль и весомость в мировой политике.

В центре внимания упомянутого доклада на общеевропейском саммите стояла идея «общеевропейских вооруженных сил», одним из авторов которой стал бывший генеральный секретарь Северо-Атлантического Альянса Хавьер Салана. Он также призвал к укреплению сотрудничества в распределении ресурсов — области, которая имеет стратегический потенциал. А глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер указал на то, что НАТО не может играть ключевой роли в обеспечении безопасности Европы, поскольку целый ряд стран, входящих в Альянс, находятся за пределами границ ЕС. Европейцы в последние годы оказались лишены права играть весомую роль в мировой политике и в таких глобальных проблемах, как война в Афганистане или в Ираке, и были вынуждены следовать в фарватере американской политики. Поэтому их роль сводилась к продвижению и утверждению в мире интересов США, а также легализации американской политики.


Вслед за войнами в Афганистане и Ираке, событиями на востоке Украины, а также с началом выхода Великобритании из состава ЕС, государства-члены Евросоюза решили не только укреплять собственный оборонный потенциал внутри Европы, но и вести более независимую политику от США, как по вопросам обороны, так и в отношении острых проблем мировой политики, в частности в отношении России. Великобритания, которая на недавнем референдуме приняла решение о выходе из состава ЕС, была одним из самых резких критиков идеи «общеевропейских вооруженных сил», и неоднократно заявляла, что не только никогда не примет участия в подобных инициативах и не присоединится к «общеевропейской армии», но и будет решительно этому противодействовать.

Дискуссия об общеевропейских вооруженных силах, однако, не стала чем-то новым — эту проблему уже обсуждали еще до возникновения ЕС, и Великобритания уже тогда выступала против этой идеи. Причины, по которым она противилась созданию единой армии, можно свести к следующим:

Великобритания видела в идеях формирования общеевропейских вооруженных сил угрозу собственному военному и политическому авторитету и влиянию в европейских делах. Она была убеждена, что в центре подобной структуры будут, прежде всего, Франция и Германия, а также присоединившиеся к ним государства. Роль этих двух стран на континенте резко возрастет, в чем Великобритания видела опасность для себя.

Точно так же Великобритания всегда опасалась ослабления мощи и влияния НАТО, организации, полностью подконтрольной США. Принимая во внимание, что фактически локомотивом НАТО являются США, а также то, что Великобритания считается основным партнером и посредником между США и Европой, охранять и отстаивать интересы США всегда было приоритетным для нее направлением в политике. Поскольку появление такой структуры, как общеевропейская армия, может поставить под угрозу интересы Америки не только в Европе, но и среди самих партнеров по НАТО, а также угрожать американским интересам во всем мире, Британия и есть самый главный и убежденный противник создания общих для Европы вооруженных сил.

В то же время Великобритания до сих пор была важным военным партнером ЕС, а также партнером в области информационной безопасности. Однако Британия всегда обладала ярко-выраженной «проатлантической» концепцией в своей внешней политике и тесно взаимодействовала с США, поэтому она выступала против подобных инициатив и против любых попыток стран Европы создать единую структуру для своих вооруженных сил. Причины изначально кроются в особой привязанности внешнеполитического курса Великобритании к внешнеполитическому курсу США.

Чтобы сохранять свое влияние в военных структурах Европы и утверждать господствующие позиции в вопросах мировой политики, все эти годы США, которых можно назвать основным «маховиком» НАТО, всячески удерживали европейские страны от укрепления собственной обороноспособности, пытаясь придать им некий статус «придатка» вооруженных сил НАТО. Им было важно обосновать необходимость своего военного присутствия в Европе. В случае появления общих для стран Европы вооруженных сил, Европа будет содержать их на свои средства, и она, таким образом, не будет финансово зависеть в данном плане от США.

НАТО всегда имела две ипостаси — военный союз и политический союз. Военная ипостась обеспечивала непосредственно ведение боевых операций. Политическая — принятие политических решений. Поскольку четвертая часть всей казны НАТО обеспечивали США, то и в плане принятия политических решений Америка диктовала НАТО свою волю. Все прочие страны Альянса оставались лишь инструментом по продвижению в мире интересов США. Преобладание американского влияния в военной части и безраздельное господство США в плане принятия политических решений Альянса периодически вызывали недовольства во входящих в него странах. Особенно показателен в этом отношении пример Франции, которая в период между 1966 и 2009 годами отстранилась от участия в военном объединении Альянса. В итоге даже штаб-квартира НАТО была перенесена из Франции в Брюссель. Великобритания же считала, что появление в Европе собственных вооруженных сил нарушит «равновесие» внутри Альянса и всегда категорически выступала против этой инициативы. Идея общеевропейских вооруженных сил оставалась, таким образом, только в планах и проектах. Однако сейчас, с выходом Великобритании из ЕС, у этих планов появляются гораздо более зримые перспективы. Противодействие этим планам Великобритании теперь, когда Брексит уже стал свершившимся фактом, стал причиной того, что председатель Европарламента Мартин Шульц во время первого после Брексита визита в Великобританию объявляет об отсутствии у последней прав вето, которые она могла налагать на все планы и предложения стран-членов ЕС. Вместе с тем лондонским чиновникам рекомендовали постараться сделать так, чтобы процесс Брексита завершился как можно скорее…

Пейман Йаздани — журналист информагентства «Mehr News» (Тегеран)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.