Министерство обороны России вдруг озаботилось закупкой сразу аж 49 тысяч российских флагов для оформления гробов. Сразу вспоминается Владимир Высоцкий:


«Считает враг — морально мы слабы.
За ним и лес, и города сожжены.
Вы лучше лес рубите на гробы —
В прорыв идут штрафные батальоны!»


И стоить это будет всего-то 25 миллионов рублей! Правда, на все ритуальные услуги российские военные собираются потратить гораздо более солидную сумму в 6,3 миллиарда рублей. Впрочем, в расчете на одного потенциального умершего в 2017 году российского военнослужащего сумма получается не столь уж большой — около 128,6 тысячи рублей. Фактическая же сумма еще меньше, так как часть выше упомянутых 6,3 миллиарда рублей пойдет на поддержание уже существующих воинских захоронений, установку на них надгробий и памятников. Правда, согласно закону «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» ответственность за содержание воинских захоронений на территории Российской Федерации возложена на органы местного самоуправления, и только на закрытых территориях воинских гарнизонов за воинские захоронения отвечают начальники этих гарнизонов, т. е. Министерство обороны. И, кстати сказать, местным администрациям средств на это хронически не хватает.


Первое, что придет на ум неискушенному читателю, так это то, что подавляющее большинство похоронных флагов будет израсходовано для отдания воинских почестей тем, кто погибнет в Сирии или на Донбассе. А поскольку хорошо известно, что погибших на Юго-Востоке Украины российских гражданских добровольцев и военнослужащих-»отпускников», за редким исключением, с воинскими почестями не хоронят, а стараются поскорее и тайно зарыть их в братских могилах. В Сирии же число погибших российских военнослужащих, по самым максимальным оценкам, составляет лишь несколько десятков человек в годовом исчислении. Таким образом, можно было бы предположить, что в 2017 году Министерство обороны собирается положить несколько десятков тысяч военнослужащих регулярной российской армии и скорее всего — в большой войне на Донбассе. А сообщение о заблаговременной закупке «гробовых знамен» может служить грозным предупреждением Украине.


Однако не все так просто. Во-первых, российские военнослужащие гибнут не только в бою, но и в результате болезней, несчастных случаев, в том числе в ходе учений, самоубийств и в результате иных небоевых причин. Официальная статистика этой смертности после 2008 года не опубликована. В 2008 году, по разным данным, в российской армии от небоевых причин погибло от 471 до 478 военнослужащих. Однако неправительственные организации считают эти данные существенно заниженными. Так, согласно оценке фонда «Право матери», относящейся к концу 2012 года, ежегодно в российской армии от небоевых причин гибнут и умирают 2-2,5 тысячи солдат и офицеров. Даже 2,5 тысячи погибших от 49 тысяч очень далеко. Но надо принять во внимание, что министерство обороны хоронит не только военнослужащих, состоящих на действительной военной службе, но и военных пенсионеров и ветеранов войн, среди которых есть еще ветераны Великой Отечественной войны. Официальных данных об их смертности нет, но она вполне может составлять несколько тысяч или даже несколько десятков тысяч человек в год. Также с воинскими почестями хоронят найденные поисковиками останки бойцов и командиров Великой Отечественной. Их количество также исчисляется тысячами. Однако подавляющее большинство находок оказывается безымянными, и их перезахоранивают в братских могилах. Поэтому расход похоронных флагов по этой статье — совсем небольшой.


Кроме того, право на похороны с государственным флагом имеют лица, занимавшие государственные должности Российской Федерации, граждане, имеющие особые заслуги перед государством, а также некоторые другие категории граждан. Сколько таких людей ежегодно умирает, оценить сложно.


Что еще более важно, похоронные флаги совершенно не обязательно закупают именно на календарный год. Их вполне могут приобретать про запас и затем пополнять по мере истощения. Но вот что бесспорно, так это то, что расходы Министерства обороны России на ритуальные услуги из года в год растут. В 2013-2015 годах на эти цели хватало по 5 миллиарда рублей в год. В 2016 году сумма расходов на погребение выросла сразу до 5,9 миллиарда рублей, а в 2017 году должна вырасти до 6,3 миллиарда рублей.


Трудно сказать, происходит ли это только за счет инфляции, либо ветераны и военные пенсионеры стали умирать чаще, либо на динамику роста стоимости похоронных услуг все-таки повлияли потери в Сирии и Донбассе. Ведь некоторых наиболее высокопоставленных военных, погибших в Донбассе, могли все же удостоиться официальных торжественных похорон. Пока же только известно, что в 2013-2016 годах Министерство обороны России потратило 53,2 миллиона рублей на возмещение расходов на похороны свыше тысячи действующих военнослужащих и граждан, проходивших военные сборы. Судя по оценкам правозащитников, число военнослужащих, ежегодно гибнущих в мирное время, занижено в несколько раз. Впрочем, нельзя исключить, что не умершие все военнослужащие удостоились похорон с флагом. Получается, что в среднем на одного военнослужащего ритуальные услуги стоят около 53 тысяч рублей. Если предположить, что весь прирост расходов на ритуальные услуги в 2017 году в 400 миллионов. рублей пойдет только на похороны военнослужащих действующей армии (что в действительности, конечно же, далеко не так), этой суммы может хватить на похороны примерно 8 тысяч военнослужащих. А прирост 2016 года мог бы покрыть затраты на похороны примерно 18 тысяч военнослужащих.


Однако подавляющее большинство погибших на Донбассе сепаратистов — это не военнослужащие российской регулярной армии (пусть и объявленные мифическими «отпускниками»), а вооруженные добровольцы из России из числа гражданского населения. Им государственных флагов на похоронах не полагается. И потери этих добровольцев чрезвычайно велики. Как выяснила российский исследователь Татьяна Колосова, в Красноярском крае с мая 2014 года, а в Воронежской и Нижегородской областях с марта 2015 года и до конца 2016 года наблюдается необъяснимый рост смертности от внешних (неестественных) причин — убийств, самоубийств, несчастных случаев, всего на 6 тысяч 312 человек.


Цифра гигантская! Если предположить, например, что весь прирост получен за счет убийств, то придется допустить, что в каждом регионе появилась своя банда маньяков, убивавшая в среднем 1-2 человека в день в каждой из областей. Скорее всего, именно в этих трех регионах потери на Донбассе были особенно велики (в среднем по 2,1 тысячи человек на регион), почему их и записали в смертность от неестественных причин. Тогда как в остальных 81 российском регионе их списали на неестественные причины. И если в 81 регионе в среднем погибло на Донбассе хотя бы по 210 человек, на порядок меньше, чем в регионах-рекордсменах, общие потери россиян на Донбассе составят более 23 тысячи человек.


В случае ввода на Донбасс больших контингентов российской армии и начала большой войны с Украиной уже только регулярными войсками, учитывая теперешние масштабы потерь и уровень боеготовности украинских войск, запрошенного числа флагов явно не хватит. Может, в Москве задумались о «маленькой победоносной войне» с Белоруссией?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.