Nasz Dziennik: В Эстонии продолжается размещение техники и британских военных из 5-го пехотного батальона The Rifles. Может ли это произвести впечатление на Путина?

 

Анджей Запаловский (Andrzej Zapałowski): Тактические соединения, которые перебрасывают к российской границе, не имеют большого значения с военной точки зрения, они играют лишь имиджевую роль. Факты таковы, что Россия знает расположение британских батальонов, которые прибывают к ее границе, и чтобы смести их с лица земли достаточно, на самом деле, одного удара российских тактических ракет. Так что присутствие союзнических сил в виде батальона или даже бригады не имеет абсолютно никакого стратегического значения.

 

 В каком случае можно будет говорить о реальной силе?

 

— Решение укрепить восточный фланг НАТО было принято в прошлом году на саммите НАТО в Варшаве, присутствие союзнических войск стало его следствием. Чтобы тактические соединения на самом деле были эффективными, их численность должна доходить до тысяч или даже десятков тысяч военных. Обратите внимание, что Россия организовала на своей территории оперативные формирования, чей численный состав доходит до сотен тысяч человек. Если американцы и британцы захотят добиться баланса сил и вступить в бой, им придется привозить своих военных со всего света. У Соединенных Штатов есть несколько сотен баз по всему миру, в случае необходимости, чтобы уравновесить тот потенциал, которым обладает Москва и иметь возможность реально приступить к боевым действиям, им придется стягивать оттуда авиацию, танковую технику и так далее. На проведение такой сложной с точки зрения логистики операции потребуется много времени: от одного до двух месяцев. Так или иначе, силы НАТО в размере батальона или бригады, которые размещают сейчас на восточном фланге, это лишь вопрос престижа, в военном отношении большой роли они не играют.

 

 Существует ли что-то, что может подействовать на воображение Путина в военном плане?

 

— На самом деле, на него может подействовать создание в наших вооруженных силах нескольких дополнительных оперативных бригад и реальных сил территориальной обороны численностью в несколько сотен тысяч человек. Россия, конечно, сможет справиться с такими силами, однако, в политическом, экономическом и военном плане ей это будет невыгодно. Реальную поддержку союзников смогут получить только собственные вооруженные силы, которые будут способны самостоятельно выстоять как минимум месяц.

 

 Это значит, что новые батальоны не представляют для России опасности?

 

— Скажу больше: угроза с их стороны для России практически равна нулю.

 

 Какую игру в таком случае ведут россияне?

 

— Российская игра задумана масштабно: она нацелена на то, чтобы выдавить американские войска с европейского континента. Действия Москвы подчинены только этой цели, остальное — лишь театр. Следует также понимать, что в случае возникновения вооруженного конфликта сухопутные войска будут играть второстепенную роль, а ключевое значение получат ракетные силы. Их преимущество заключается в том, что они могут поражать цели, которые находятся не в 50 или 100 километрах от российской границы, а на расстоянии в несколько сотен километров. Это значит, что удар будет направлен на сотни баз НАТО. Выстоять в таких обстоятельствах смогут только те базы, которые обладают надежной противоракетной обороной. Подводя итог, повторю, что перевод военных подразделений из Великобритании, Германии или Канады непосредственно к российской границе не имеет особенного значения из-за их небольшой численности. Россияне, конечно, поднимают шум, говорят об этом и продолжат это делать, но с военной точки зрения им ничто не угрожает.

 

 Благодарю за беседу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.