Уэсли Кларк — генерал армии США в отставке. Выпускник Вест-Пойнта, он прослужил 34 года в рядах армии США и Министерстве обороны, командовал силами НАТО в Косово и даже баллотировался в президенты США. Во время визита в Киев по приглашению Фонда Пинчука для участия в публичной лекции «Безопасность для Украины» генерал Кларк рассказал, как усилить боеспособность украинского войска, когда будут эффективными миротворцы на Донбассе и ждать ли Киеву летального оружия от Вашингтона.


«112.ua»: Генерал Кларк, вы как автор нескольких книг о том, как завершить войну в современном мире, что посоветуете? Есть какой-то рецепт, как завершить войну на востоке Украины?


Уэсли Кларк: Завершение войны — это не то, что сама по себе может сделать Украина. Так, государство может делать определенные вещи, но так же необходимы действия внешних сил, в частности Соединенных Штатов, Германии, НАТО и Европейского Союза, которые убедят Россию отдать Крым и выйти из Восточной Украины. Первое и самое важное — нужно стабилизировать Украину. Армия показала хорошие результаты в бою. Хотел бы, чтобы военные продолжали свою работу, но при этом теряли меньше людей. Когда погибает один или два солдата в день — это трагедия… Надо выйти на другой уровень — хотя бы одна-две потери на неделю. И здесь есть вещи, которые необходимо делать на Украине — войско нужно модернизировать.


— Оно еще не достаточно модернизировано?


— Нет, не полностью. Должен быть гражданский контроль над вооруженными силами. Министр обороны должен стать политиком. У нас на Западе — это политическая карьера. И тогда мы должны убедиться, что существует достаточный надзор за соотношением военного бюджета и военной эффективности. Даже во время Второй мировой войны в Соединенных Штатах в Конгрессе был комитет, который очень противоречиво ставил вопрос вооруженным силам, даже во время борьбы за национальное выживание. Значит, так это происходит в демократических странах.


Есть серьезные вопросы относительно экономического роста и развития. У вас есть огромные ресурсы на Украине — минеральные ресурсы, прекрасное сельское хозяйство, вы в стратегическом месте. Все это должно играть на руку украинскому народу. И вы должны привлечь иностранные инвестиции — для этого должна быть политическая стабильность и борьба с коррупцией. В каждой нации есть люди, которые пытаются воспользоваться преимуществами, включая Соединенные Штаты. Например, клерк был арестован за кражу 50 долларов или 10 тысяч долларов. Так бывает, такова человеческая природа. Но спекуляция на войне — это другой вопрос.


Когда Соединенные Штаты впервые создавали собственные вооруженные силы, тогда мы заказали униформу, еду, оружие, но первые партии оружия, еды и униформы были некачественными, одежда разваливалась, пищу нельзя было есть, оружие не работало. Люди понесли за это ответственность — пошли за решетку. Мы уничтожили спекуляцию на войне еще сто лет назад. Теперь у нас есть контрактная система. Это очень прозрачный механизм. На самом деле, невозможно произвести товары и продавать их вооруженным силам США. Не потому, что они должны быть дешевыми, просто у нас есть органы, которые проверят каждую партию и каждый предмет. И я думаю, мы должны двигаться в этом направлении здесь, на Украине.


— Каковы шансы того, что Украина получит летальное вооружение от США?


— Я думаю, есть хороший шанс, это зависит от решения президента, он должен принять это решение. Надеюсь, он примет его в новом году, но я не могу ничего предсказать. Летом 2014 года потребность в летальном вооружении была срочной. Если бы тогда в 2015 году в Дебальцево было такое вооружение, удалось бы спасти много жизней. Но сегодня вместо комплексов «Джавелин», что нам действительно нужно — это гораздо более широкая программа комплексной помощи украинским вооруженным силам. Следовательно, мы должны проводить оценку потребностей. И тогда мы должны выяснить, как лучше применять ресурсы для помощи Украине. «Джавелины» могут быть, а могут и не быть…


— Из вашего опыта в Косово, что скажете о миротворческой миссии на Донбассе? Украина и Россия имеют разные позиции. Как найти компромисс?


— Я не выступаю за эту миротворческую миссию, если не заработает глава 7 миротворческой миссии, которая дает силам ООН право делать все, что нужно. И способность доехать туда, куда им нужно, в частности право пересекать границу с Россией на некоторое расстояние.


— Но Россия против этого…


— Конечно, Россия против…


— Как убедить Россию?


— Возможно, вы не убеждаете Россию, потому и нет миротворческой миссии. Что они пытаются сделать — стабилизировать фронт, поставить еще одно дипломатическое препятствие для противостояния, чтобы Украина не смогла контролировать собственные границы. По минским договоренностям Украина имеет право контролировать свою границу с Россией, но Россия не позволит Украине ехать даже на собственную границу. Итак, это несправедливо, это незаконно, и мы не хотим, чтобы миротворческая миссия блокировала бы конкретно то, что является несправедливым и незаконным.


— Но все же, как убедить Россию, что миссия должна быть на всей территории? Ведь они не хотят этого.


— У вас может не получиться убедить Россию, возможно, придется применить другие рычаги. Лучший способ убедить Россию — укрепить экономику, политику и военную безопасность в Украине.


— Спасибо за интервью.