Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп стал для европейских членов НАТО настоящим подарком свыше. Он критикует якобы бесполезный альянс и упорно повторяет, что члены альянса обязаны выделять больше средств на оборону, тем самым создавая идеальный образ врага. На него можно списать все, что нежелательно. Кроме того, он отвлекает внимание от проблем, которые существуют независимо от него. Ведь не Трамп делает НАТО ненужным — этому способствует сам альянс. И процесс идет медленно, но верно.


Аннексия Крыма кардинально изменила ситуацию в Европе


Если в течение последних 25 лет НАТО действовала за пределами своих стран-членов, то после российской аннексии Крыма ситуация изменилась, и главной задачей альянса вновь стали гарантии безопасности для ее членов.


В первую очередь, разумеется, это касается стран Прибалтики. Ведь из-за их географического положения (де-факто они окружены Россией и ее союзником Белоруссией) их невозможно защитить от неожиданного удара. Они оказались в такой же ситуации, как некогда Западный Берлин. Но там размещалось достаточно американских подразделений, чтобы любой вооруженный конфликт немедленно привел к эскалации. Поэтому вероятный советский удар не остался бы лишь столкновением где-то далеко в Германии, а перерос бы в конфликт с Соединенными Штатами, последствия которого были бы фатальными.


Та же логика стоит за решением разместить четыре международных батальона в Прибалтике и Польше под американским, немецким, британским и канадским командованием. Эти четыре тысячи человек, конечно, никак не повлияют на соотношение сил в Прибалтике, где у российских вооруженных сил с их артиллерией, танками, военно-морским флотом, авиацией и системами ПВО однозначное преимущество. Этой уязвимостью стран Прибалтики Москва в полной мере пользуется в политической сфере.


Все вооруженные силы НАТО, конечно, мощнее российской армии, но доступ к ним ограничен временными и территориальными рамками. Поэтому в текущем году НАТО должна ясно дать понять, что серьезно настроена защищать Прибалтику и выполнять свои обязательства по оказанию военной помощи.


Разумеется, это требует вложений в логистику. Если во время холодной войны переброска дивизии через Атлантику занимала неделю, то сегодня — десять недель для одного только батальона. Если бы ситуация обострилась, то альянс не сумел бы достаточно быстро доставить в Прибалтику подкрепление. Полный ход военной машины до сих пор тормозят именно проблемы в логистике. Так, например, передислокация подразделений из Португалии в Польшу провалилась из-за национальных и европейских предписаний, в которых подобные кризисные сценарии никоим образом не предусмотрены.


Почти 30 лет мира оставили отпечаток и на вооружении европейских членов альянса. К примеру, Великобритания, северные страны и Германия настолько сократили свой военно-морской флот, что российские военные корабли сегодня практически контролируют Балтийское море. Когда-то немецкие вооруженные силы располагали целой флотилией быстрых кораблей между Любекским заливом и Скагерраком. Но в 2016 году последний из них был отправлен на металлолом.


Мир гарантирует только надежная обороноспособность


Так что споры о мнениях внутри НАТО сейчас совсем неуместны. И дело не только в Трампе: проблемы были и во времена его предшественников. Еще при Обаме семь лет назад министр обороны Роберт Гейтс откровенно и жестко призвал европейцев взять на себя больше ответственности за собственную оборону.


НАТО утратила качества, которые необходимы для оборонного союза, но при этом изменился и стиль. Сами высокопоставленные военные руководители признают, что раньше они более откровенно общались друг с другом, чем их политические лидеры. Сегодня такого больше нет. Однако, к счастью, страны-члены НАТО распознали опасность постепенного саморазрушения и теперь стараются справиться с проблемой. В 2016 году расходы на оборону впервые после падения Берлинской стены возросли — просто шок от украинского кризиса оказался слишком сильным.


Конечно, никто не хочет, чтобы Европа вновь превратилась в поле боя, но, тем не менее, после аннексии Крыма об этом снова заговорили. Устрашающий эффект, а с ним и мир гарантирует только надежная обороноспособность. Связь становится очевидна на примере, скажем, ядерного оружия.


Если бы не было риска ядерного Армагеддона, то, скорее всего, прежняя холодная война рано или поздно переросла бы в горячий конфликт. Но ядерные арсеналы — не реликт прошлого. Только благодаря американскому ядерному зонтику над Европой, например, европейцы получили возможность вести переговоры с Москвой об Украине на равных.


Ядерное оружие вновь обретает значение


Между ядерными державами растет политическая напряженность, и попытки контролировать вооружения, которые во времена холодной войны играли центральную роль в борьбе за стратегическую стабильность между США и СССР, проваливаются. Поэтому ядерный конфликт более вероятен, чем когда-либо прежде.


Дело не только в Европе — ситуация обостряется и в Азии, где прежде сдержанный Китай расширяет свой ядерный арсенал. Не отстает и Индия, которая стремится нарастить мощь, которая отпугнула бы сильного соседа, она работает над созданием ядерной триады. Поэтому ядерное тактическое оружие становится все более значимым. Традиционный соперник Индии Пакистан и непредсказуемый северокорейский лидер Ким Чен Ын с его испытаниям ракет и ядерного оружия — это вообще отдельный разговор, не говоря уже о подозрениях по поводу иранской ядерной программы.


План, разработанный при Бараке Обаме, предполагает, что в ближайшие 30 лет США инвестируют триллион долларов в модернизацию ядерного оружия. Это, разумеется, касается Европы, поскольку американские бомбардировщики и ядерные боеголовки размещены в Германии, Бельгии, Нидерландах и Италии.


США разрабатывают новую ядерную доктрину


Сейчас американское правительство создает новую ядерную доктрину, которая должна отвести угрозу от европейских союзников. Стратегия во многих отношениях согласуется с ядерной политикой Обамы. Трамп отличается от него в том, что не хочет ограничивать роль ядерного арсенала в оборонной политике США. Правда, как и Обама, Трамп хочет воспользоваться ядерным оружием лишь в «крайнем случае», но делает ставку на большую устрашающую силу этого оружия и собирается увеличить ядерный арсенал в Европе для отпугивания России.


По мнению критиков, эта стратегия может приблизить нас к ядерному конфликту с Россией. Но авторы плана возражают, отмечая, что американская стратегическая авиация, вооруженная ядерными бомбами, которая сегодня является единственной формой ядерного устрашения России в Европе, утрачивает свое значение из-за российских систем ПВО. Расширение ядерного арсенала США в Европе сделает конфликт менее вероятным, потому что у России уже не появится желания эскалировать традиционный конфликт, применяя ядерное оружие.


Европа не хочет повторения 80-х годов и возвращения страха ядерной войны, поэтому до сих пор избегала любых разговоров о ядерных приоритетах. Боясь новой гонки вооружений, Европа закрывает глаза даже на то, что Россия тайно размещает новые крылатые ракеты и нарушает тем самым договор о ракетах средней дальности. Хотя США привлекали к этому внимание еще в 2014 году.


Если европейцы действительно хотят быть более независимыми от Соединенных Штатов в сфере политики безопасности, то им придется принять ряд неприятных решений, касающихся не только финансов. Так, например, европейцам придется задуматься, не нуждаются ли они в собственной совместной ядерной обороне и размещении ядерного оружия на территории новых стран-членов.