Хотя периодические локальные перемирия на фронте и носят достаточно условный характер и зачастую нарушаются противником, однако стоит признать, что за последнее время применение тяжелых вооружений существенно уменьшилось.


В результате основными причинами потерь наших военных на линии соприкосновения стали подрывы на растяжках и фугасах, обстрелы транспорта из противотанковых ракет, а также нарушения техники безопасности. Но самые тяжелые потери сегодня наша группировка на Донбассе несет от снайперского огня противника.


Посудите сами из 313 погибших по боевым причинам с ноября 2016 года по март 2018 года 88 человек (или около 30%) погибли от рук вражеских снайперов. И это только те случаи, которые документально зафиксированы, а обстоятельства некоторых потерь вообще доподлинно неизвестны.


Последний зафиксированный случай — сержант Денис Начосный из 57-й мотопехотной бригады, которого вражеский снайпер застрелил в голову 12 апреля в районе Песков. Причем, анализируя эти потери, оказывается, что большинство бойцов получили ранения головы и шеи, когда выглядывали из-за укрытий. И еще, большинство — это либо бойцы, которые буквально за месяц-другой до того подписали контракт, или же те, кто воевал с 2015-го, а то и 2014 года. Этим самым подтверждается печальное правило всех войн, что гибнут либо новички, которые ничего не знают, либо ветераны, которые думают, что все знают.


Однако нельзя говорить о том, что проблему наши генералы не замечают и не предпринимают совсем уж ничего. Серьезную ставку делают, например, на помощь со стороны западных союзников в этом направлении. Для того чтобы показать всю серьезность проблемы, даже устроили «экскурсию» на прифронтовые территории сенатора Роберта Портмана. На пресс-конференции по итогам поездки отдельной строкой прозвучала проблема снайперского огня со стороны пророссийских боевиков и обещание в ближайшее время предоставить «снайперский пакет» для украинской армии. Естественно, что никаких деталей о его составе не было, но стоит предположить, что вряд ли это снайперские винтовки (с этим за последние два-три года более или менее наладилось), а скорее всего, речь идет об антиснайперских комплексах — как носимых, так и мобильных на базе «Хамви».


Нельзя сказать, что снайперских винтовок в спецподразделениях очень много, но по сравнению с тем же 2014 годом качество и количество увеличились. Как в подразделения ВСУ, так и Нацгвардии еще с 2015 года поступают крупнокалиберные снайперские винтовки «Барретт» (Barrett) М107А1.


В войсках также много полуавтоматических снайперских винтовок «Форт-301» калибра 7,62х51мм, которые являются лицензионной версией израильской снайперской винтовки "Галиль снайпер" (Galil sniper (Galatz)).


И наконец, новинка буквально последних месяцев — армейцы официально приняли на вооружение самозарядную полуавтоматическую снайперскую винтовку Z-10 (UR-10) компании «Зброяр» калибра 7,62х51 мм (НАТО), патрон «Винчестер» (308 Winchester), которую можно считать полным аналогом американской автоматической винтовки AR-10. Этот высокоточный стрелковый комплекс натовского образца позволяет вести интенсивный огонь на разных дистанциях, оптимально подходит для проведения специальных операций.


Собственно, и ранее Z-10 попадала в центр внимания общественности, когда в августе 2017 года стало известно, что президент Порошенко закупил за собственные средства и передал спецназовцам 100 снайперских комплексов, из которых 82 были именно винтовки Z-10. Недавно винтовки Z-10 и Z-008 испытывал лично начальник Генерального штаба — главнокомандующий Вооруженных Сил Украины Виктор Муженко.


И еще. Под руководством западных инструкторов ведется серьезная работа по подготовке штатных снайперов не только для спецподразделений, но и для строевых частей.


Как только на фронте обострилась ситуация с вражескими снайперами, буквально все наличные спецы были срочно переброшены на «ноль». Самой большой проблемой является сама специфика антиснайперской войны, когда о победах на публику не говорят (по крайней мере, по горячим следам).


Однако о том, что такая «тихая» война идет, можно судить по косвенным данным. Так, например, достаточно широко освещался случай 9 марта 2018 года, когда во время дуэли снайперских пар в серой зоне под Водяным (мариупольское направление) погибло сразу двое военнослужащих полка НГУ «Азов». Причем заместитель командира разведвзвода 1-го батальона Юрий Луговский (1994 г. р.) погиб на месте, а его напарник Марк Гудзовский (1997 г. р.) умер 14 марта в больнице им. Мечникова (шансов у него не было — пуля прошла через затылок).


Луговский был достаточно известным в узких кругах снайпером, имел даже псевдо «Баррет», на его счету несколько десятков уничтоженных боевиков. Чего стоит, например, случай от апреля 2015 года, когда в ходе одного из боев за Широкино он уничтожил противника прямо во время съемки сюжета российским телеканалом.


Кстати, скрепя сердце потери своих снайперов в противостоянии с нашими вынужден признавать и противник. Так, 29 марта пророссийские СМИ из Донецка распространили информацию, что в ходе снайперской дуэли был ранен «сербский снайпер Деян Берич». Впоследствии по разным телеканалам, подконтрольным оккупационной администрации, крутили видео, в котором серб-наемник демонстрировал свой бронежилет. Как можно было понять, пуля не пробила одну из стальных пластин, в результате чего серб отделался легкой заброневой травмой.


И это те «легендарные личности», которые на слуху, а сколько безымянных россиян и коллаборантов были уничтожены за последние месяцы нашими снайперами, не знает никто. Только в многочисленных «не забудем, не простим» в соцсетях по поводу очередного погибшего местного коллаборанта проскакивает «убит снайпером в голову». То есть антиснайперская война набирает обороты, и тут победа будет на стороне того, у кого будет больше ресурсов и лучше оружие и снаряжение.


А пока мы становимся свидетелями того, как Украина самостоятельно и с помощью западных союзников наверстывает упущенное в области снайпинга.


У командования есть понимание того, что в условиях нынешней позиционной войны производство собственных снайперских комплексов и насыщение ими строевых подразделений наравне с закупкой образцов как снайперского, так и антиснайперского вооружения у стран-партнеров может изменить саму картину ведения боевых действий на Донбассе.


В то же время пока не видно результатов в направлении решения еще одной весьма важной проблемы — создания собственной патронной отрасли, в том числе и для производства таких необходимых патронов для снайперских комплексов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.