Орфография, пунктуация и стилистика текста оставлены в варианте оригинала публикации — прим. ред.


Без реального и значительного усиления береговой обороны на Азовском море украинское «противодействие» российским провокациям очень быстро может превратиться в откровенную бутафорию


Президент Украины Петр Порошенко отдал распоряжение соответствующим силовым ведомствам начать активное противодействие недружественным действиям российских специальных служб в Азовском море.


Вполне обоснованное распоряжение прозвучало после того, как количество кораблей, которые направлявлялись в или из украинских портов на Азове и были задержаны российскими спецслужбами, достигло полторы сотни.


«Мы не будем мириться с незаконным захватом украинских и иностранных кораблей, которые двигаются в направлении украинских портов, в том числе Мариуполя, для того, чтобы остановить горно-металлургический комплекс, — заявил глава государства. — Мной были отданы соответствующие приказы и министру обороны, и начальнику Генерального штаба, и командованию ВМС Украины, чтобы мы предприняли достаточные меры, чтобы остановить это нарушение закона и остановить российские провокации при прохождении украинского Керченского пролива».


С формальной точки зрения, президент был совершенно прав. Действия российских пограничников и сотрудников ФСБ создают угрозу экономическим интересам Украины и должны получить адекватный ответ. Дипломатический компонент которого в виде иска Украины в международный арбитраж в рамках Конвенции ООН по морскому праву уже был реализован. Но кроме дипломатического компонента, реализация которого затянется, вероятно, на годы, нужен и оперативный ответ, который и должны осуществить, получив соответствующий приказ президента, господа министр обороны Степан Полторак, начальник Генштаба Виктор Муженко и командующий ВМС Игорь Воронченко.


Военным здесь можно посочувствовать — они оказались в затруднительной ситуации. Бороться с проблемами, которые пока что гипотетические, вроде возможного морского десанта российских сил, — относительно легко. Можно провести какие-то учения, показательные артиллерийские стрельбы (хотя подобный вариант «противодействия» морскому десанту попахивает первой половиной прошлого века) и заявить, что «граница на замке». «Вынеся за скобки» преимущество противника на море и, не исключено, в воздухе. А там, глядишь, пронесет — и испытывать оборону от десантов на практике не придется.


Зато здесь украинские военачальники столкнутся с реальной проблемой. Поскольку, даже имея надлежащее оснащение — маломерные корабли, катера и морскую авиацию, «прессовать» россиян было бы не так уж и просто.


Поскольку их проверки и обзоры кораблей — недружественные и демонстративные, но осуществляются в соответствии с действующим договором между Украиной и Россией о совместном использовании Азовского моря и Керченского пролива. Поэтому останавливать силой такие обзоры украинцы не имеют права. Проводить задержание российских военных катеров тоже невозможно — согласно статье 32 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, такие суда пользуются экстериториальностью.


Можно, в принципе, применить зеркальные средства, в частности задерживая торговые корабли, идущие в российские порты. Но и здесь не все просто. Поскольку, имея на Азовском море крайне скромный потенциал в виде 5 катеров и 10 малых катеров (из которых заметная часть отпраздновала 40-летний юбилей и больше времени проводит в ремонте, чем в море), вести агрессивное задержание российских кораблей в окружении многочисленных российских сил будет, мягко говоря, непросто. Перебросить усиления из Черного моря после строительства Керченского моста будет крайне сложно. Построить что-то новое на Азове, пусть даже небольшие катера, тоже вряд ли удастся в ближайшие три-четыре года. А проблему следует решать немедленно.


Единственным реалистичным способом хотя бы обозначить свое присутствие на Азовском море есть, кажется, проведение ракетных стрельб с «закрытием» существенных территорий в море. Еще в начале февраля СНБО, которая находится сейчас в тяжелой задумчивости по поводу того, как «ответить» россиянам на Азове, демонстрировала видеосюжеты со стрельбами противокорабельными ракетами «Нептун». Дальность действия которых, по словам разработчиков из ОКБ «Луч», как раз и составляет около 300 километров — то есть практически на весь размер Азовского моря. При этом демонстрации сопровождались уверениями, что это оружие, которое может базироваться как на берегу, так и в море, вот-вот пойдет в войска. Возможно, сегодняшняя ситуация на Азове как раз и является идеальной для того, чтобы испытать эти ракеты не на 30-километровом полигоне, а на 300-километровой морской глади? Тем более, что для испытаний оружие не обязательно должно быть передано войскам. И прототипов для испытаний можно сделать немало, если учесть тот факт, что корпуса «Нептунов» поразительно похожи на несколько доработанные корпуса ракет С-200, часть которых сейчас выводятся из использования.


Параллельно с этим Украина по дипломатическим каналам могла бы поставить вопрос против корабельных комплексов и перед западными союзниками, которые заинтересованы в решении конфликта на Азовском море минимальными средствами.


В любом случае, адекватное противодействие российским силам на Азовском море — это вопрос не только и, может, даже не столько работы донецких металлургов. Это вопрос национальной безопасности Украины. И решать его, к сожалению, можно не только и не столько приказами, как созданием надлежащей и современной береговой обороны — глубоко эшелонированной, надежно прикрытой с воздуха и оснащенной самыми современными противокорабельными комплексами. И почему-то кажется, что в случае появления такой обороны вопросы с агрессивным поведением российских катеров исчезнут как-то сами собой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.